Друзья

10 281 подписчик

Свежие комментарии

  • Starikan старенький
    спасибоДревняя великая С...
  • Юрий Ильинов
    Если Вам трудно, не читайте всё подряд. Прочтите что-нибудь одно, обдумайте, напишите комментарий по делу. Удачи!Древняя великая С...
  • Виктор Сологуб
    Движение - это жизнь, а жизнь - это движение!Математика - не с...

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

    • Олег Олимский
 
Источник иллюстрации / фото: Depositphotos
Термин «станция утешения» до сих пор вызывает мурашки при упоминании в странах Азии. Это черная страница истории для многих государств, которые попали под гнет Японии. А их женщины вынуждены были обслуживать солдат из Страны восходящего солнца в борделях.

В общей сложности в подобных заведениях находилось приблизительно от 200 до 400 тысяч женщин из Китая, Кореи и некоторых других азиатских стран. После того как ужас войны остался позади, жертвы предпочли все оставить при себе, не вспоминая о прошлых кошмарах. И только в восьмидесятых годах этот вопрос снова стал обсуждаться в обществе.

Откуда взялись станции утешения и зачем они были нужны?

Полевые бордели, которые прикрывались более приличным термином «станция утешения» стали появляться еще в тридцатые годы. Их первооткрывателем стал генерал-лейтенант Окамура. Тогда военный обратился с предложением к командованию. Его идея касалась повсеместного открытия публичных домов для японских солдат.

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

Причина была прозаична: японские бойцы насиловали местных женщин, а потом становились жертвами венерических заболеваний.

Чтобы избежать подобного, было предложено организовать бордель, где девушки бы проходили обследования на регулярной основе. А всем тем, кто беременел, вводили сильный антибиотик, который провоцировал выкидыши. В результате, многие «работницы» в таких местах становились бесплодными.

Первая станция появилась в Шанхае. Изначально туда пригласили японских женщин. Но так как услуга оказалась очень востребованной, в бордель стали поставлять женщин из филиппинских и индонезийских лагерей. Даже стали проводить наборы среди местных.

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

Девушек заманивали объявлениями о работе с хорошей оплатой труда. Причем в тексте речь шла о работе санитарками. Многие китаянки и кореянки в поисках лучшей жизни откликнулись на такую рекламу.

Заведения такого типа стали пользоваться бешеной популярностью. Иногда доходило до того, что женщинам приходилось обслуживать до тридцати солдат за сутки в будние дни и до пятидесяти человек за один выходной.

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

Ситуация усугубилась после того, как в 1944 году на территории Кореи стали формировать трудовые отряды, в состав которых входили девушки. Им обещали работу секретарями или места на фабриках. Но по прибытию на место назначения становилось понятно, что их ожидала совсем другая участь – оказывать услуги интимного характера японским военным.

Бордели за колючей проволокой


Когда сказочкам о счастливой жизни и работе в других городах местные перестали верить, то девушек стали сгонять в бордели прямо на улицах. Причем никто особенно не присматривался к возрасту будущих ночных бабочек. Забирали в дома терпимости как маленьких девочек, так и подростков. Попадали в такие заведения даже гражданки европейских государств.

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

Особенно ценились среди всех присланных женщин кореянки. Они могли неплохо изъясняться на японском, так как Корея довольно долгое время находилась в статусе колонии Японии.

Станциями утешения на самом деле были бараки, которые обносили колючей проволокой. Обычно в комнатах лежали только циновки. Изредка можно было встретить роскошество – раковину. В общей сложности полевых борделей насчитывалось около четырех сотен единиц.

Несмотря на то, что на бумаге такие заведения принадлежали частным лицам. Но на самом деле они находились под прямым контролем военных. Лишь третья часть действительно не поддавалась прямому влиянию армии. Но то был отдельный случай, когда услуги проституции предоставлялись всем подряд японцам.

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

И хотя командование полагало, что наличие полевых борделей должно будет облегчить ситуацию с количеством изнасилований за периметром, на деле лучше не стало. Проблема крылась в том, что за один сеанс такой услуги приходилось все равно выкладывать деньги. Жадные солдаты же предпочитали лучше надругаться над обычными гражданками, чем нести деньги в кассу. Подтвердило это и массовое изнасилование, которое произошло в 1937 году в Шанхае и Нанкине. И это при том, что станции утешения там работали в штатном режиме.

Помимо жестокого обращения в борделях постоянно происходили самоубийства и убийства. Слабых девушек добивали подручными средствами. Некоторые сами не выносили такой жизни, поэтому совершали суицид, вешаясь на полотенцах. Когда японская армия отступала, то она убивала оставшихся в полевом борделе «работниц».

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

В результате, войну смогли пережить только несколько сотен женщин, которые обслуживали японских солдат.

Долгое время японские власти не признавали отвратительного поведения своих военных. В 2007 разгорелась настоящая полемика после заявления премьер-министра Японии о том, что массовость жертв не была доказана. И только в 2015 году Япония согласилась взять ответственность перед Южной Кореей за события прошлого. А с Китаем по этому вопросу до сих пор ничего окончательно не решено

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)

А. Мусин-Пушкин. Замечание о границах Древней Руссии
Издревле Государи Русские в титлах писали: Царь Великия, Малыя, Черныя, Белыя и Красныя Руссии Самодержец. Сие титло показывает, что Руссия имела пять отделений и что Владыки Русские никогда не отказывались от права на похищенные у Государства области. Сей титул переменился, и пишут ныне: всея Руссии Самодержец, но доколе вся древняя Россия не будет соединена под единую державу, до тех пор Царь Российский не будет Самодержец Всея Руссии, следственно, и поныне Государи владение чужих Держав, не принадлежащее их Короне, признают не законным, а насильственным. Великая Руссия граничила к Северу с Белым морем; на Восток с поясными горами, с Сибирскими народами; на Юг с Белою Руссиею, до реки Волги и до реки Медведицы; на Запад с Литвою и Поруссами. Малая Руссия к Северу, по реке Угре, граничила с Белою Руссиею; на Восток по вершину Донца и рекою Окой отделялась от Печенегов; на Западе рекою Горынь смежна была с Червонною, или Красною Россиею, а на Юг примыкала к Херсонесу Таврическому. Белая Россия, границы ея были на Севере с Великою Россиею по Волгу, на Восток до Угров и вниз по Волге до устья Оки с Мордвою; на Юг до Оки же, а потом до реки Вороны или Воронежа. Черная Руссия заключалась в Княжестве Древлянском и Литве. Граничила на Север с Литвою до реки Вильны; к Востоку до Днепра или до Березы; к Югу по Припять, а к Западу по Буг. Красная, или Чермная, Руссия на Севере имела границами реку Припять и Черную Русь; на Восток Малороссиею по реке Горыни; на Юг Дунай; на Западе же Малую Польшу и Венгрию. В новейших обстоятельствах, когда Российский Самодержец побежденным и освобожденным от ига Тиранства Самодержцам отдает им по праву принадлежащее, самая правда вещает, чтоб и Россия возвратила самую коренную Русь паки под свою державу. Для сего нужно определить ея границы с Европейской стороны. Древние летописи свидетельствуют, что Россия имела владения по Варяжскому морю, ныне Балтийским называемому. Ибо в 1030-м году Великий Князь Ярослав построил Юрьев Ливонский, ныне именуемый Дерптом, и границы простирались по реку Неман, из коего один рукав, впадающий в Залив, и поныне именуется
Татищева книга 1я Глава 44я стр: 513 и 527
Главныя черты границ Российского государства 10-го и 11-го столетия
из записок касательно Российской Истории часть V
Начинающиеся от Курляндского залива и оканчивающиеся устием Дуная в Черное море.
1) Российскую границу составляла река Мемель (а)
2) Рекою Мемелем простиралась до города Ковна, а от онаго рекою Вилиею вверх, в округу города Вильны (б)
3) И оставя Вильну в Российской стороне, лежала Российская граница к области города Новогородка (в)
4) И оставя его в Российской же стороне, шла к области города Несвижа, или Несвижска (г)
5) Который оставя также в Российской стороне, продолжалась к округе города Пинеска, или Пинска (д)
6) От области сего города, вместив его в Российския внутренности, наклонялась граница к берегу западного Буга; и оною рекою к области города Володимира Волынскаго (е)
7) Оттуда Галицкой области в округу города Перемышля, окружая реку Сан и оставляя в правой стороне горы, лежащия к Трансильвании, идет к реке Ойтосу; и оною до впадения ея в реку Серет и Серетом же до Дуная; и наконец Дунаем до его устья (ж)
(а) Родословник князей великих и удельных под летом 1030-м так пишет: Князь великий Ярослав, во святом Крещении Георгий, построил град во свое имя и назвал его Юрьев Ливонский (Дерпт); и велел во оный дань приносить от Эсты и Ливы; граница же его простиралась по Мемель. Тож хотя неограниченно и Нестор на стран. 10-й говорит: А сии языцы дань дают Руси, Литва, Зимегола, Корс, Нерома, Ливь. -
(б) Из того же родословника Князей Великих и удельных в 1-й части под летом 1114-м из древней книги представляет Князей, владевших Вильною и писавшихся Виленскими: следовательно, Вильна была удел.
(в) Хотя в Русских летописях нет никакого сказания о сем городе; однако Польские писатели признаются, что он был жилищем удельных Князей Русских. Смотри Стриковскаго стран. 110.
(г) В Новгородском летописце Иоанна попа в лето 1224-е повествуется, что в сражении Российских князей с Татарами на реках Калках между другими Русскими князьями убит также и Князь Гюря, или Юрий, Несвижский.
(д) Нестор в лето 1097-е стран. 156-я так повествует: В ослеплении Князя Василька Князь Святополк таким образом извиняется: поведа де мне Князь Давид Игоревич, что Василько брата твоего Ярополка убил; и тебя хочет убить и захватить волость твою: Пинеск и Берестии и Погорину: следовательно, сей город был родовой Российских Князей.
(е) Сие без доводов исторических не ложно, когда Владимир Великий сам сей город построил. О Перемышле смотри Нестора лето 981-е стран. 71-я.
(ж) Что и за рекою Серетью были Российския области, оное видно из летописца Несторова, которой в лето 1159-е так пишет: Изяслав, имея войну с Галичанами, перейде к Галичанам за реку Серет; и вступишась битись, и бысть сеча зла.
¬ Смотри подробную карту России, изданную при Императорском Депо-карт.
1) Родословник великих князей и Удельных.
Стриковский страница 110-я.
Нестор, под 1097-е лето стр. 156.
Смотри Историю Гос. Гоппе, коея вторую и третью часть Австриецы не позволили напечатать. Хотя сочинитель и пишет в разных местах сей любопытной книги в пользу Угров и Австрийцев, - однакож ясно доказывает в оной, что ни Варшавское Герцогство, ни Венгерцы, ниже Австрийцы никакого не имеют права на то, что Русскому Государству принадлежит яко древнее онаго достояние.
Русь¬ и на оном местечко того же имени. Народы же, за оным жившие, именовались По-руссы, ныне Прусы; и народы, по Неменю живущие, слыли Немцы - название, на всех Германцев перешедшее. Немень и Мемель суть имена той же реки. По сей реке граница шла вверх до города Ковно, а от онаго рекою Вилиею; оставя Вильну в Русской стороне, граница простиралась к Ново-городку. Вильна была уделом Русских князей в 1114-м году, так же и Новгородок. Оставя Новгородок также за рубежом России, граница продолжалась до владений города Несвижа, который был удельный город Князей Российских, коих род поныне известен под названием Князей Несвицких. От Несвижа граница продолжалась к Пинску, бывшему также удельным, - от области Пинской наклонялась граница к берегу Западного Буга и оною рекою к области Владимира на Волыне, построенного великим Князем Владимиром Великим; простиралась до реки Саномы, которая отделяла Руссию от Польши, вытекая из Карпатских гор, и сими горами до реки Ойтоса, впадающей в Серет, которая служила границею до Дуная, и Дунаем до Чернаго моря. Все сие пространство похищено у Руссии в разные времена - чем Государство лишилось величайших выгод, как в рассуждении уменьшения сил отторжением великого числа подданных, так и самого выгоднейшего положения границ для его защиты.
Опираясь на Балтийское море и имея Немень в своих границах, владея левым онаго берегом до Ковны, Руссия имела перед собою места, пресеченныя бесчисленными реками, болотистыя и в те времена верно покрытыя дремучими лесами. Пространство границ ея примыкало к горам Карпатским, которые были в области Русской, - оных главная высота там, где имеет источник Попрад, впадающая в Вислу. Со стороны Кракова и Молдавии горы сии не уступают Альпам: они несравненно крепче и выше цепи сих же гор, идущей от Пресбурга к Ольмюцу; везде покрыты непроходимыми лесами, представляя только четыре прохода: 1) Называемый древле Великими Галицкими вратами (Magna Porta Galiciae) ныне именуется: Воловье Поле, по-венгерски Юкермезю, находится в Малороссийском Банате, Венграми именуемом: Мар-ама-арос, что значит: это уже Русское. Проход сей был знаменит из самой древности, слыл важным для защиты и в оном происходили великия сражения.
2) Из Чермнорусских селений: Стрый, Сколявы, Чукливого служит проходом к Карпатско-русским местам: Верецк, Голубина, Сваляву, Подгоряне, Мукачево и Русское.
3) Ведет также от города Самбора на Карпато-русския селения: Волосянку, Ужох, Тулу, Олшанки, Заброд, Великое и Малое Березное, Порошково, Темник, Дубринича, Доманицы, Невицкое и Уг.
4) Проход из города Дукли идет дорогою на Барвинов и Комарник в Венгерский город Епериес; через оный войска Русские шли в Италию.
Сии горы суть принадлежность России, доказанная обитающими в оных Карпато-русскими, которые за верх благополучия почитают присоединиться к корню своих единоземцев, имея с ними единый закон и веру, и если получат желаемое, то они сами будут стражи и защитники сих почти неприступных гор, требуя только предводителя и малую помощь регулярных войск. Какие политические выгоды доставляются Государству возвращением сих издревле русских народов их отечеству, нет нужды распространяться: одно изложение положения мест и жителей однокоренного языка ясно оныя являет. Со стороны Силезии граница может укрепиться реками Попрадом и Дунайцем, кои, соединяясь у Карпатских гор, впадают в Вислу. Кажется, что нет нужды доказывать, что Галиция составляла часть Красной, или Чермной Руссии, понеже города, строенные Русскими Великими Князьями, как то Владимир, построенный Владимиром Великим, и Львов (называемый Лембергом Немцами), построенный Великим Князем Львом Даниловичем в 1265 году, кроме прочих, суть живые свидетели истины, что Красная Русь, или Галиция, есть древнее достояние России, которое и политика, и правда, и желание народов требует, чтоб было возвращено и паки присоединено к отечеству его. Превратностям счастия подвержены Цари и Царства, равно как частные люди. Великий Владимир вознес Россию до высшей степени славы, силы и величия; просветил ее светом веры, цвели науки и художества, как и в самой Греции: все полезные сочинения Греческия начали переходить, на Русском языке изложенные, из рук в руки в те самые времена, как запад Европы был погружен в густейший мрак невежества, стенал под варварским феодальным правлением и под тираническою властию Папы, суеверием, умы народов обуявшим; но потомки Владимира, взаимной завистью жегомые, расслабили священный узел единовластия, державший все в мерности и порядке, истощали Государство междоусобными войнами и сами самим себе мешали быть благополучными. Польша в тогдашние времена едва ли могла именоваться государством; народ сей, быв поселен за Вислою в болотах Подляхии и песках Мазовии, обращен в Веру Христианскую католицкими монахами, следственно, области, составлявшие Белую, Черную и Красную Россию, никогда Польскими областями не были, и весьма несправедливо думают, что сии области от Польши отняты; напротив, они всегда были Русские и токмо возвращены из плена и похищения. Польша никогда бы не возросла и не могла бы принять вид Королевства сама собою ни даже в смутные времена России, побочные обстоятельства возвели ее на степень, на которой не могла удержаться, как скоро сила посторонняя, ее поддерживающая, ослабла. Папа был, так сказать, создатель Польского королевства, и когда Лютеранство потрясло его престол, с тех пор и Польша наклонилась к падению. Папам давно хотелось затмить православие в России, к Владимиру Великому присылали послов своих. Великое было бы приобретение Римскому престолу, если бы он мог обуять умы Россиян католическим суеверием и сделаться властелином над Российскими удельными Князьями, каковым соделался в Германии; но сего не удалось. Римская политика нашла иные средства, она старалась отрывать области сего Великого Государства, покоряя оныя своим поклонникам, и сие-то было причиною возвышения Польского Королевства. Нашествие Татарских орд, ужасные побоища с ними обезлюдили Россию, уже расслабленную междоусобными бранями. Престольный град Киев, Татарами разоренный, и южныя области России, огнем и мечем опустошенныя, давали средство и слабым соседям получать выгоды над удельными Князьями, никаким союзом не связанными. Тмутаракань и все области, к Херсонесу лежащие, обращены были в степи по самую реку Семь - после сего Татарского наводнения с Востока на южные области Тевтонские рыцари вторглись в Славянския племена, поморские области, Померанию зовомыя, покорили; перешли в По-руссию и, простираясь далее, завладели частями Белой и Черной России по самый Нарев и Чудское озеро. С ними соединились Поляки яко единоверцы, движимые тем же Папою, и в тех же областях Русских завладели уделами Князей, слабо защищаемыми, так что Черная и Белая России стали отторгнутыми от их отечества; часть Малой России подверглась той же участи, и Киев престольный град подпал владычеству Польскому. Княжество Галич, или Галиция, сделалось совершенно отрезанным от Великороссии между Венграми и Поляками. Папа всячески старался принудить Галич принять его исповедование и, видя сопротивление, беспрестанно попускал на Княжество сие или Венгров, или Поляков. Когда же Греческий Император, теснимый Турками, приехал просить помощи у Папы, который принудил его на Базельском Соборе подписать соединение Греческаго Вероисповедания с Римским и Папу признать главою Церкви; то вся Православная Церковь не признала Папы, ни ереси, вводимой в противность Апостольских преданий, издревле принятых и содержимых. Тогда Папы старались Католическую веру вводить в области Русские, покоренные державам, им раболепствующим. Жители, разными зверскими образами теснимые, противились всегда сему насилию и противятся до сего часа. Галиция, окруженная врагами, отторгнутая от соотечественников, исполненная тем же духом, противилась всеми силами сему соединению. Папа Иннокентий (1) и его преемники с 1228 года по 1266-й всевозможные и усиленные употребляли средства преклонить Галицких Князей Романа Игоревича и сына его Даниила Романовича к принятию Католицкой веры, предлагая им титло Короля и помощь Петрова меча против Татар. Католики, Польская история и утверждают, будто Галицкий Князь Роман принял от Папы титло Короля и Римскую веру; но наши историки противоречат сему, утверждая, что Галицкие Князья не согласились ни на принятие сего титла, ни на перемену веры, почитая таковые поступки противными древним обычаям своим, и что Даниил Романович, спросивши Папских Послов (2) такой ли у Папы меч, как мой? - отослал их обратно без малейшего в их покушении успеха. Тогда Папы для достижения предполагаемой ими цели почли за нужное в смутные для Русских времена лишить Князей Галицкого Владения, к чему и употребили Венгерцев; впоследствии же, когда Венгры имели войну с Турками и Цесарем, Поляки завладели Галичем и всею Чермною, или Красною, Руссиею. И в сие время дворянство Галича и прочих областей Русских сохраняло непоколебимо православную веру, несмотря на все покушения пап и их приверженцев. Папа, ведая, что первая опора Государства есть Дворянство и что доколе оное существует, власть его не может утвердиться над народом, повинующимся своим владельцам, коих умами живет и действует, - приступил сначала к уничтожению дворянства Галицкого и прочих областей Русских, у которого Поляки отобрали все имение; но и сие средство оставалось без малейшего успеха. Тогда Католики, для отвращения Галичан и других Русского владения народов от Православия, придумали ввести Унию (3), или обман, от которого переход к Католицизму весьма легок; напротив же, из Католицизма в Унию невозможен. Тиранством, томлением и притеснениями дворяне Русские были приведены в нищету, потом, лишенные прав и преимуществ, смешались и по большей части погасли в народе. Дворянство Польское, похитя их владения и права, вселилось во всех областях России, Польшею присвоенных, и до сего времени не терпимо жителями. Когда Галич перешел в Австрийское владение, тогда во всех судилищах введен язык Немецкий, законы Немецкие и пр. Народ, не понимающий языка, принуждаемый к обычаям, ему противным, до крайности ненавидит сие правление и желает от онаго освободиться не меньше, как желали Немцы свергнуть иго Наполеона. Владычество Польское так нетерпимо всегда было Русским, что Казацкие Полки, составляющие народонаселение Черной и Малой России, взбунтовались, гетман Скоропадский бил Поляков без пощады, и присоединились под область России, но разные несчастные обстоятельства паки отторгли от России Галич, осталась токмо Малороссия. Из сего ясно, что области Белоруссию, Черной Руссиею уже присоединенные к их отечеству, равно как и Галич, или Галицию, не должно именовать Польскими Провинциями, особливо в делах политических: ибо приобретение оных не есть завоевание чуждаго, но возвращение своей собственности. В политических переговорах привязываются к словам - почему, если требовать, напр., у Австрийцев Галича, или Галиции, то великою произведет розницу, требуя возвращения собственности Русской; тогда отказать нельзя, но требуя Галицию яко провинцию Польскую, произведет много противоречий, коих иногда опровергнуть будет невозможно
Нестор под летом 991-м стран. 78-я
(1) Зерцало Российских Государей. Стр. 243-я.
(2) Указывая на меч свой.
(3) История об Унии, соч. Г.Б.Каменскаго - из дипломатических бумаг,
хранящихся в Московском Архиве Коллегии Иностранных дел
***
Неизвестная историко-публицистическая работа, хранящаяся в ЦГАДА.
"...наши летописатели, любя краткость, не заботились описывать... границ как своих, так и соседних народов" (Книга Большому Чертежу, или Древняя карта Российского Государства, поновленная в Разряде и списанная в Книгу 1627 года. СПб., 1792. С.XVI).
Это правда. Отечественная литература от древности до XIX столетия насчитывает буквально единицы произведений, специально рассматривающих проблему становления государственных границ и обеспечения пограничной безопасности России. Определенные элементы подобного подхода лишь фрагментарно наличествуют в "Казанской истории" (1564-1565), в трудах А.И.Лызлова "О Скифии и границах ея" (1692), П.П.Шафирова "Рассуждение, какие законные причины Его царское величество Петр Первый... к начатию войны против Карола 12 Шведского 1700 году имел" (1717), В.Н.Татищева "История Российская с самых древнейших времен" (1768-1848) и некоторых других.
Тем поразительнее факт почти полной невостребованности исторических трудов графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина (1744-1817), члена Российской Академии, президента Академии художеств, обер-прокурора Святейшего Синода, издателя "Русской правды" и "Слова о полку Игореве". Его знают и чтут в первую очередь как археографа, неутомимого собирателя и хранителя письменных и вещественных памятников отечественной культуры; гораздо менее он известен в качестве ученого-историка, что представляется глубоко несправедливым.
Принадлежащее А.И. Мусину-Пушкину "Историческое исследование о местонахождении древнего российского Тмутараканского княжения" (СПб., 1794) по сути является первой попыткой реконструкции на основе письменных и вещественных источников одного из важнейших участков южного рубежа России X - XII веков.
Приложением к "Историческому исследованию..." был издан "Чертеж, изображающий часть древния России с окрестными народами" - весьма значимый и ценный историко-картографический документ.
В период раздела Речи Посполитой (1772-1795) и определения новых западных границ Российской Империи А.И. Мусин-Пушкин подготовил "Карту, сочиненную и переданную Великой Екатерине для раздела Польши с описанием границ древней России", изданную при Корпусе Чужестранных Единоверцев под названием "Часть России со смежными Державами, разделенная на губернии и уезды. 1796 года". Карта упоминается в "Биографических сведениях о жизни, ученых трудах и собрании Российских Древностей графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина", составленных К.Ф.Калайдовичем (ЦГАДА. Ф.1270, оп.1, ед.хр.30); нынешнее ее местонахождение пока не установлено.
Переданный графом для публикации Обществу истории Древностей Российских "Перевод и краткие примечания к договору Мстислава, заключенному в 1229 году с городом Ригою и Готским берегом" считается погибшим в 1812 году при пожаре Москвы вместе с библиотекой Общества (Калайдович К.Ф. Указ. соч. Л.14 об.), однако его название говорит само за себя.
В историко-лексикографическом труде А.И.Мусина-Пушкина "Описание городов, народов и урочищ, означенных в Чертеже, собранное из Истории Г.Татищева, Географического Словаря его, Записок касательно Российской Истории, из Книги древнего Большого Чертежа, рукописей Г.Болтина и некоторых других" (также изданном в приложении к "Историческому исследованию...") впервые раскрывается ряд лексем и понятий, употребляемых при наименовании и описании населенных пунктов, этносов и государств.
Наконец, существует и вовсе неизвестная, во всяком случае никогда не публиковавшаяся, историко-публицистическая работа А.И.Мусина-Пушкина, которая так и называется: "Замечание о границах древней Руссии". Она находится в Государственном архиве древних актов, в архиве Мусиных-Пушкиных, в описи которого значится одной строкой лишь ее название (впрочем, отсутствующее в "Биографических сведениях..." К.Ф.Калайдовича, непосредственно относящихся ко времени жизни Алексея Ивановича).
Объем "Замечания..." - 13 листов большого формата. Листы не сброшюрованы и сложены в папку. Машинопись синего цвета. Орфография XIX века. На титуле название: "Замечание о границах древней Руссии" и - черными чернилами - пометка: "Труды графа Алексея Ивановича". Текст (название продублировано и в его начале) идет сплошным столбцом, слева на полях - машинописные примечания, отнесенные к тексту цифрами, буквами (в одном месте даже значком ? - возможно, опечатка) или просто расположением против комментируемых мест. Все это нами воспроизводится так, как сверстано в оригинале. Запись черными чернилами в скобках сразу после заголовка гласит: "Заметки на полях сделаны рукою Графа Алексея Ивановича Мусина-Пушкина". Имеется небольшая правка черными же чернилами (в публикации не оговариваемая). На странице 7 опять же черными чернилами от руки транскрибировано название "венгерского города Еперiесъ" - "Ереries". Ряд фраз подчеркнут сплошной чертой. На странице 11 в оставленный пробел довольно неразборчиво вписано по-французски: "L'art de...<?>". Со страницы 3 по страницу 4 об., разрывая повествование на полуфразе ("и поныне именуется... Русь"), следует нечто вроде вставки под отдельным заголовком: "Главныя черты границ Российского государства 10-го и 11-го столетия; из записок касательно Российской Истории часть V. Примечания", хотя это не столько примечания, сколько словесная схема-резюме. В любом случае данный отрывок логичнее было бы поместить в конце. Похоже, здесь просто спутаны и в результате неверно пронумерованы страницы. Так или иначе, в расположении "Примечаний" мы следуем оригиналу.
Судя по всему, перед нами позднейшая машинописная копия авторской рукописи - с пометками и правкой копииста, возможно, готовившего рукопись к печати. Кто был этот копиист - предмет отдельного, обещающего весьма интересные находки исследования. Как уже сказано, "Замечание..." никогда не издавалось, более того, в отечественной историографии и библиографии по истории и филологии работа даже не упоминается - за одним исключением: о ней говорится в книге В.П.Козлова "Кружок А.И.Мусина-Пушкина и "Слово о полку Игореве". Новые страницы истории древнерусской поэмы в XVIII веке" (М., 1988) - правда, вскользь, в нескольких строках и без раскрытия содержания (большего, впрочем, замысел книги и не требовал).
"Замечание..." не датировано, но, учитывая тематику и прямые авторские указания на "новейшие обстоятельства", его создание можно с уверенностью отнести ко времени после победы над Наполеоном, накануне Венского конгресса (сентябрь 1814 - июнь 1815), на котором страны-победительницы обсуждали в числе прочего и послевоенное устройство в Европе. А это - в первую очередь вопрос границ. И вот в работе А.И.Мусина-Пушкина дается исчерпывающее обоснование законности тогдашних территориальных притязаний России.
"Замечание..." уникально во многих отношениях. Впервые в русской историографии появляется специальное исследование процесса становления границ и трактовка вопросов пограничной безопасности России. Также впервые А.И.Мусин-Пушкин использует результаты исторических изысканий для решения современных ему национально-государственных задач, что до него если и делалось, то только эпизодически, а не последовательно-методологически. Наконец, автор предстает здесь не только как оригинальный историк, но и как патриот-государственник, сочетая глубину исторического анализа с масштабностью актуального геополитического мышления. Документ, безусловно, заслуживает последующего научного издания и всестороннего изучения. Наша же сегодняшняя задача - ввести его в научный оборот.
"Замечание о границах древней Руссии" Алексея Ивановича Мусина-Пушкина публикуется по источнику: ЦГАДА. Ф.1270, оп.1, ед.хр. 42. Орфография и пунктуация приведены в соответствие с современными нормами. Исправления явных опечаток не оговариваются. Стилевые анахронизмы и имеющий кое-где место орфографический разнобой, вроде вариативности написания некоторых слов ("Руссия" - "Россия") и выражений (граничит "на Севере" - "на Север"), не устраняются. Рукописные пометки и вставки воспроизводятся с оригинала. Упоминаемый в тексте Стриковский - это польский хронист М.Стрыйковский, который, по оценке В.Н.Татищева, "довольно основательно русскую историю описал".
Публикация В.К. Кудрявцева
А. Мусин-Пушкин. Замечание о границах Древней Руссии
Неизвестная историко-публицистическая работа, хранящаяся в ЦГАДА.
Московский журнал. История государства Российского. N 12 - 2000г. Публикуется впервые
Станции утешения: что делали японские солдаты с пленными женщинами (видео)
Василий Татищев. Древнее разделение Руссии
История Российская
с
самых древнейших времен.
Неусыпными трудами
через тритцать лет
собранная
и
описанная
Покойным Тайным Советником и Астраханским Губернатором
Васильем Никитичем Татищевым
Книга первая. Часть вторая.
Напеч. при Имп. Моск. Ун-те, 1769
Глава четыредесятьчетвертая. Древнее разделение Руссии
Древнейшее разделение этой пространной страны - по названиям народов, и, как я прежде сказал, что мы из-за темных и необстоятельных, а более из-за противоречащих друг другу сказаний древних писателей и из-за частых народов переселений никак этого точно положить не можем, но довольно разность та в вышеположенных главах 12, 13, 14, 15 и 16 показана. К тому в летописи частью в порядке творцов, частью в примечаниях о каждом упоминающемся народе и пределе изьяснено. Сверх того приложенные карты, о которых выше в гл. 42 показано, довольно изьясняют.
Здесь же дано древнее разделение на 5 главных частей, различие которых не в разделении правительств, но скорее в разности природных особенностей пределов состояло, а именно:
I. Великая Русь
Думаю, от Велико града, или Гордорики, о котором выше, гл. 29 и 40, поименована.
Она граничит на севере с Финлянднею до Белого моря, на востоке с юграми до реки Двины, а после до гор Поясных, поскольку Печора оному приобщена, на юге с Белою Русью до реки Волги и устья реки Медведицы, на западе с Литвою и Пруссией по морю Балтийскому до Мемеля, гл. 17, и 23.
Герб сего великого княжества древнейший был муж стоящий, подобно Геркулесу, дубину пред собою имеющий, потом врата с тремя верхами и во вратах оный муж с дубиною. В Любеке такие печати хранятся. На деньгах разных изображения эмблематические, особенно жена, сидящая со-крестом, и народ, пред нею на коленях припадший. Напоследок взят архиепископов престол и на нем книга, под престолом две рыбы. О голове воловьей в гербе новгородцев в гл. 40 показано.
Княжения местные
1. Новгородское хотя собственно принадлежало великому князю, но бывали от оного дети или братья в управлении, и вообще собственное правительство имело. От оного были уделы по временам, но не наследственно, в Корелии, в Торжке и в Копорье. Из-за разногласий же и беспорядочных поступков князей оное, а также и Полоцкое, дерзнули, отвергнув власть великих князей, общенародное правительство, или демократию, ввести, что с великим их разорением было опровергнуто и под власть государеву покорены.
2. Изборское, затем Плесков, или Псков, перенесено. Оное хотя свое собственное правление имело, но так как Новгороду принадлежало, в нем наследственных князей не было, а по временам князя призывали. От оного вместе с Новым градом на уделы по требованию обстоятельств князи определялись в Дерпт, Избороск и в Гдов. В Плескове первый князь был первый брат Рюриков Трувор, потом племянник Владимиров Судислав, но померли без наследия.
3. Весь, или Белоозеро, в котором первый князь был Синеус, брат Рюриков, умер без наследства. Это хотя под власть белорусских князей приобщено было, но положением включается в границы Великой Руси. Константин Мудрый, великий князь, разделив детей, отдал оное младшему сыну, которого наследие до побития князей на Дону Мамаем состояло в силе, а потом дети их стали разделяться на многие уделы так, что за недостатком городов деревни в уделы давались, и где оные были, подлинно неизвестно.
4. Полоцкое, издревле относилось к Великой Руси, но Владимир I, отдав оное сыну Изяславу, отделил, и появилось первое местное княжение, от которого удельные были: Минское, Витебское, Двинское, в Кокенгаузе, Изяславльское и Дручевское. Все сии ныне в Литве и Дивонии, а Изяславль давно запустел. Оные, как выше сказано, согласясь с новгородцам, демократию ввели, но постепенно из-за вреда ее вынуждены были оставить т под власть литовскую отдаться
II. Малая Русь
Прежде именована Поляне, потом просто Русь.
Престольный град на протяжении всего времени был Киев, по-славянски Горы именованный. О владетелях, хотя Нестор говорит, якобы первый был Кий, но оное более счесть за вымысел для закрытия неведения древности, которое обличается тем, что Киев был весьма давно, гл. 3, р. 5. Во вторых, поскольку народ славянский до Христа в сих местах обитал, то без князя быть не могли.
Нужно было иметь города для защиты, как везде славяне имели. И на Днепре у Птолемея и других многие положены, следственно, Киев, или Горы, был населенное место, хотя о владетелях известия не осталось, но владетели казарские князи до пришествия Оскольда, а некоторыми народами до перенесения престола Олегом, когда учинилось великое княжение всея Руси. Но я, власть государей пока оставив, представлю собственно сию часть, как и прочие, отдельно.
Границы оного: на севере по реке Угре с Белой Русью, на востоке до верховий Донца и Оки с половцами и печенегами, на полдень с Херсонесом Таурийским и казарами до Бога реки, на западе по реку Горынь с Червонною Русью и по реке Березе, текущей в Днепр, с Черною Русью.
Народы древние
Хотя выше в гл. 37 показаны, но там рассмотрены только славяне, поэтому здесь обстоятельнее о всех вообще скажу.
Берендечи, берендеи, также черными клобуками именованные, состояли из трех народов: торки, или турки, печенеги, которые были сарматами, и славяне, происшедшие от казар, из-за того они разные названия имели, а так как жили по реке Рось, то они вообще поросяне, поршане и пороситы названы.
Беркастены, Боуты, Выгольцы, Гангалы, Гольцы - что за народы и где обитали, точно не показано, но более, видно, части половцев от князей или от градов именованы.
Вятичи, прежде сарматы, потом славяне, вверх по Оке, ныне Калужский, Козельский, Белевский и Волховской уезды.
Гелы, гилы и гелины, у Геродота еллины, с будинами едиными указаны и точно рассказывает, что греки, поселившиеся между скифами, или подлиннее, у сарматов обитая, сами, язык греческий погубив, сарматами стали. Они, по Нестору, жили по реке Орели, которая Угл, а по-сарматски Гилио именована.
Голинды, иногда в сей части, иногда в Литве упоминаемы. Древляне, славяне, смотри гл. 39 по реке Припети. Их города Коростень, Овруч и Житомир, а прежде и Туров.
Казары, славяне, о которых гл. 36. Они жили по Днепру и Богу. У греков газинитары и хазары именованы. Но их много было в области русской по Рси и по городам населено. Байер их почитает за турок, гл. 16, н. 13, 19.
Команы, или куманы, от русских половцы, отдельная область, гл. 26, жили по Дону, Донцу и около Днепра.
Печенеги, певцины, один народ с половцами и в той же гл. 16 описаны.
Поршане, смотри берендичи.
Родимичи, славяне, переведенные из Польской области. Жили часть по Суле, другие в Черной Руси.
Торки и торпеи, обще с берендеями и по разным княжествам. О них в гл. 16 и 36.
Угличи, по реке Углу или Орели. Они же выше гилы именованы.
Черные клобуки, те же берендеи и торки по реке Реи.
Герб древний сего предела: человек на коне с саблею над главою в красном платье, скачущий направо. Гваньини киевский герб указал: в зеленом поле всадник литовский, т.е. с саблею на главою, скачущий налево. О его цвете от недостатка искусства геральдики не упоминает, только на белом коне.
Княжения этой части
1. Киевское, от которого детям великих князей не наследственно давались в уделы Переяславль, Вышгород, ныне пуст, Городец и Юрьев, ныне Острь, Белгород, ныне Белогородка. Иногда были князи в Триполи и Каневе.
2. Древлянское в Овруче, его удельные: Туровское, Черторыское, Корецкое, Пинское и Дрогичинское в Подляшии.
3. Черниговское было большее между всеми, ибо сначала оному принадлежала Тмутаракань, или Рязань (Резань) и Вятичи, почитай, до реки Москвы, тогда как град Коломна к Тмутаракани, а Лопасня к Вятичам относились. В нем первый был Мстислав, сын Владимира I-го, а потом перешло сыну Ярославлеву Святославу II-му и в его наследии пребывало непрерыно, до тех пор пока Литва оным не овладела.
Удельных княжеств в оном более, нежели в других. Кроме Тмутаракани: 1) Северское, после стало местным, 2) Курское, 3) Трубчевское, 4) Счижское, которому Стародуб и Брянск принадлежали, 5) Одоевское, 6) Оболенское, 7) Таруское и 8) Воротынское
III. Белая Русь
Издревле в зависимости от территории по-разному именовалась, как то: Поле, Меря, Мурома и Крев, или Верховье, потом все оное Белая Русь именовано. О причине же имени сего разные мнения находятся. Герберштейн и другие от множество снегов написали, только это неправильно, ибо оное Великой Руси, где стужи и снегов более бывает, лучше бы соответствовало. Польские и некоторые наши кладут от белого платья, которое при дворе царском в почтении было. Но и это несогласно, ибо в Белой Руси более овец серых, следовательно и платья серого, нежели в Малой Руси. Престол же в сию часть перенесли гораздо позже, нежели это имя известно было. Скорее же можно поверить сказанию Макария митрополита, что это имя от преизящества земли и довольства в предпочтение прочим дано.
О границах и пространстве этой части разное мнение находим. Древние наши писатели разумели под оным именем Польский и Меряжской или Суздальский и Ростовский пределы с принадлежащими землями, после Смоленское, или Кревич, которое было отдельное владение, к тому присовокупили. Литовские, желая похитить титул великих князей белорусских, обладав Смоленском, оное только княжество за Белую Русь почли, чему и наши, не ведающие своей истории, последовали: но нам довольно к утверждению правдивости наших слов, что древнейшие манускрипты, н.1 и 2, везде, а н. 4 на многих местах всю сию страну, кроме Смоленского, Белая Русь именуют. Стрыковский, видя неправость своих писателей, и не хотя явно оных обличить и порочить, почитай, всюду указывает Москва или Белая Русь, как стр. 91, 131 и пр. Многие европейские средних времен географы то же полагают. Татары, персиане и другие восточные народы, не от себя вымыслив, государей русских ак-падышага, т.е. белый император, и государство Ак-Урусь, т.е. Белая Русь, именуют. И из-за этого, может, белое платье у государей в почтении было, и герб древнейший этой части вскадник в белом платье, а в Черной Руси, который литовские князи похитили, в черном, киевский же, или малороссйский, в красной одеждах были.
Границы этой области на севере с Великой Русью по Волге. Как о построении Твери сказано, великий князь Всеволод III повелел на границе между княжествами построить твердь, или крепость. И еще реку Медведицу часто за границу новгородскую с Ростовским княжеством почитали, но после Кашин ко Твери, Углеч к Ростову приобщены. На восток до югров, ибо Вологда принадлежала Ростовскому, а после Ярославльскому княжеству, и простиралась вниз по Волге до устья Оки с мордвою, на юг до Оки с Рязанским княжеством, мордвою и болгарами, после же с болгарами продолжена до Суры, а после присовокуплении Рязанского к югу до реки Воронежа.
Престол древнейший во время сарматских государей был град Шуя, ибо имя то на сарматском языке значит престол или столица, по-латински резиденция; при Владимире - Ростов, Юрий II перенес в Суздаль, Андрей II во Владимир, Иоанн I Калита в Москву.
Герб Белой Руси издревле был всадник белый в красном поле, саблю имеющий пред собою. Василий III Димитриевич положил копием колющего в знак победы над татарами, как на их деньгах изображенного. Некоторые думают, сей герб княжества Московского, но неправильно. Ибо Московский герб давно был лев с единорогом борющиеся.
Народы древних названий в сей части были:
Кимры, сарматы, по Волге, где поныне имя то великое село Кимра хранит. К тому Углеч, Кашин, Бел городок (ныне запустел) принадлежали, гл. 24.
Кривичи, сарматы, потом славяне, ныне княжество Смоленское.
Меря, сарматы, Ростов, Галич, Кострома и Ярославль.
Мордва, сарматы, Нижний Арзамаз, Алаторь и пр.
Мордва, море, меря, мордвасы, все едино есть, только по местам по-разному именованы.
Мурома, сарматы, Муром и Касимов.
Печенеги, сарматы, у иностранных певцины, пеуцинги и пацинаки, обитали сначала в верховьях Дона, где Тула и Елец, и до Воронежа, потом к Донцу и за Днепр перешли. Они же и в половцы именованы.
Княжения местные и удельные
1. Ростовское. От оного удельные: Ярославльское, Углицкое, Галицкое, Костромское, Кубинское, или Вологоцкое, к нему же приобщено Белозерское, о котором выше показано, но после было отдельное.
2. Смоленское, от которого Вяземское, Дорогобужское, Друцкое или Мстиславское, Бельское и Торопецкое.
3. Муромское, без уделов.
4. Рязанское, или Тмутараканское, от него Елецкое и Пронское.
5. Тверское. От него Кашинское, Городенское, ныне село, Холмское и Микулинское, ныне села.
6. Суздальское. От него Нижегородское, Шуйское и Верейское.
7. Владимирское. От него Юрьевское, Городецкое, ныне село, Стародубское, ныне город запустел, именуется Клязьменское городище и Стародубская волость.
8. Московское. От него Можайское, Боровское, Звенигородское, Волоцкое, Ржевское, Старицкое и Дмитровское
IV. Червонная Русь
Имя это от града Червени и прежде Червенские города назывались, потом поляки, захватив, Червонная Русь именовали.
Границы этой части: на севере по Припети с Черной Русью, на востоке по реке Горынь с Малой Русью, на юг распространялась до Дуная с болгарами и до гор с венграми, на западе с Малою Польшею.
Народы в сей части упоминаются:
Волыняне, которых польские писатели полагают от Волги, гл. 39.
Берляд, славяне, жили меж Днестром и где ныне Молдавия, что мы именуем Волоокая земля, или, лучше сказать, именуемая Бессарабия, ныне Белогородцкая, и будяцкие татары владеют.
Родимичи, славяне, до перешествия в Малую и Черную Русь обитали близ Ельбы, где поныне град их Радомль то имя хранит.
Престола общего в сей части не было, поскольку почиталось за местное княжение, и первое было во Владимире дано Ростиславу, сыну Владимира Ярославича, потом перенесено в Перемышль, затем в Галич, и разделялось на уделы Луцкие, Перемышльские и Свиногородские. После в нем было несколько королей русских. Ныне всего оного предела главный град Львов во владении польском.
Герб сего княжества в русских описаниях не находится. Гваньини сумятно описывает сперва человека нагого на коне с саблею, потом святого Георгия, колющего змию, наконец, литовского всадника. В письменном гербовнике литовском на желтом знамении всадник красный с саблею над главою, скачущий на левую сторону
V. Черная Русь
В русских древних историях сего названия не упоминается, но заключалось частью в Древлянском княжестве, частью в Литве, только находится в титуле царя Алексия, где положено так: всея Великая, Малыя, Белыя, Черныя и Червонныя Руси, мне такие грамоты видеть случалось. Но после заключения мира и возвращении оных полякам в титуле только 3 первые оставлены, польские же, думаю, оное в титуле за едино с Литвою почитают. Стрыковский часто оное упоминает, но без всяких обстоятельств, как. Стр. 110 и пр., только один престольный град Новогродок княжеством русским именовал, но и того, то есть его князей, по русской истории точно не описал. Думаю же, оный от княжества Туровского удел был, и оттого оная страна поныне Полесие именуется. Границы ее распростирались: к северу с Литвою до реки Вилны, к востоку до Днепра или Березы, к югу по Припети с древлянами, к западу по Бугу и далее с мазовшанами, когда Подляшие оному приобщено было, хотя оное под властью разных: киевских и древлянских, иногда владимирских, иногда полоцких князей состояло.
Герба этой части нигде не описано, но литовские князи, по сказанию Стрыковского, завоевав сию часть, Новогродок и прочие города, русский герб, всадника, употреблять стали, который выше описан. Но гербовники герб новогродский отдельно описали, у Гваньиини, стр. 113, в червонном поле всадник литовский на белом коне.
Народы древние в сей части упоминаются знатнейший из всех язиги, или ятвиги и ятвежи, сарматы; жили между Немоном и Бугом, где ныне воеводство Бресткое, Бельское и Новогродское.
Голяды, ссолы и сусолы, сарматы, но где точно жили, не показано.
Княжение по русской истории было Туровское, гродненские князи упомянуты без всех обстоятельств, а у Стрыковского, как выше сказано, новоградское.
О князях местных и удельных какая разность была, может, мало сведущему в истории неизвестно, потому я том здесь изложу.
Местные и удельные князи в том различались, что первые на сьездах или сеймах по старшинству места свои имели, а прочие того не имели, но при своих местных князях присутствовали. И последних такое множество образовалось, что городов в уделы каждому недоставало и один град надвое и натрое бывал разделен или селами и деревнями награждались, без зазрения один другому служили, многие княжеские дети, титул княжеский оставив, шляхетским довольны были. Через такое безрассудное разделение Русское государство в крайнюю слабость и разорение пришло. И хотя некоторые князи благорассудные, о том великом беспорядке сожалея, способы к узаконению полезнейшему представляли, особенно о том славного в храбрости Романа Галицкого видим, ч. ШШ, н..., но нерассудным и не знающим пользы отечества непотребным оное явилось, так что сьехаться и рассудить о том не похотели.
Сие только к разделению древней Руси относится, но нельзя оставить присоединенных в это время пределов, таких как Чудь и Поморье, после нашествия татар от которых остались приобщенные области
VI. Чудь
Слово сарматское, значит знаемый или сосед.
Под сим именем русские заключали Лифляндию, Естляндию и Курляндию до самого Мемеля. Все оное до нашествия рыцарей состояло в полной власти русской, однако оные хотя никогда отдельных своих владений не имели, но часто возмущением их старейшин противности показывали, за то нередко разорениями наказывались. Границы ее, кроме перехода малой части к Польше или Литве, в древнем состоянии поныне находятся. В сей части князи под властью русскою были только от Новгорода в Дерпте или Юрьеве, да от полоцких и псковских в Двине, ныне Кокенгаузен, и не только для правления на время определялись.
Народы в сей части упоминаемы: Ерва, Зимегола, Леты, Летты, Лоты, Лотигалы, Седгола и Торма. Все сии в русской и лифлянской истории Руссова и Кельха частью точно, часть с переменою букв именованы.
VII. Поморье
Эта северная часть России, в которой все по берегу Белого и Северного моря, от границы Карелии с финнами на восток до гор Великого Пояса, или Урала, заключаются. К югу же издревле русские помалу, часть по части, захватывали и к Руси приобщали, из-за того невозможно границы положить. Ныне все оное и еще с немалою прибавкою под управлением Поморской губернии состоит.
Княжения у древних народов или владения были ли, точно сказать нельзя. Однако ж у югров по сей истории, а у пермов в житии Стефана Пермского князи упомянуты.
Народы в сей части:
Емь около Ладожского и Онежского озер до Белого моря.
Лопи, к Северному морю.
Двиняне, по реке Двине.
Югры, или югдоры, по реке Югу и выше по Сухоне жиля.
Зыряне по Вычогде, где ныне Соль Вычегоцкая.
Пермы, выше Сухоны и за Каму на великом пространстве
VIII. Болгоры
По Волге, Каме и другим впадающим рекам народ великий, в ремеслах искусный, в плодах обильный и купечеством богатый, в строениях градов преславный, о котором выше, гл. 24, показано. У них разные княжества упоминаются, но обстоятельного описания ни иностранные, ни русские нам не оставили. Карпеин, Рубрик, Венет рассказывают, что далеко в Татарии были, но учитывая, что они сих мест, градов и селений не упоминают, то думается, что они сами не были, а писали по сказкам.
Русские упоминают несколько их градов, но все весьма не обстоятельно и большей частью надобно догадываться, где который лежал.
Народы упоминаемы:
Билиры, это имя по Карпеину и Рубрику можно за общее счесть.
Арии, или вотяки.
Керсесы и кис.
Мердасы, видно, что мордва.
Митимдюдичи, видно, что от князя их именованы.
Моксели, думается, от реки Мокши, где и ныне мокшане есть.
Себы.
Серебряные болгары..
Хвалисы и нижние болгары, от которых море Хвалинское.
Чулманы, от реки Камы, у них Чулман, у татар Чолман Идель именована.
Какое же разделение после восстановления монархии и присовокупления всех столь многих княжеств произошло, о том в следующем представлю (с.513-527)
Василий Никитич Татищев (1686-1750). История российская с самых древнейших времен / Неусыпными трудами чрез тритцать лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором, Васильем Никитичем Татищевым. - [Москва]: Напеч. при Имп. Моск. ун-те, 1768-1848

Картина дня

))}
Loading...
наверх