Друзья

10 368 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    <i>Комментарий скрыт</i>Курилы - волнолом...
  • Юрий Ильинов
    Стандарты безопасности на подъемнике в Вайоминге, 1960-еМегалиты по всему...
  • Юрий Ильинов
    О МИНЕРАЛЬНОМ ЦАРСТВЕ: "Эзотерическая психология, т.1, стр.221 Влияние организующего Седьмого Луча наиболее заметно в...Мегалиты по всему...

РОДНОЕ ПЕПЕЛИЩЕ. КАКАЯ СМЕСЬ ПЛЕМЕН И ЛИЦ, ИМЕН, НАРЕЧИЙ, СОСТОЯНИЙ!

РОДНОЕ ПЕПЕЛИЩЕ. КАКАЯ СМЕСЬ ПЛЕМЕН И ЛИЦ, ИМЕН, НАРЕЧИЙ, СОСТОЯНИЙ!

РОДНОЕ ПЕПЕЛИЩЕ. КАКАЯ СМЕСЬ ПЛЕМЕН И ЛИЦ, ИМЕН, НАРЕЧИЙ, СОСТОЯНИЙ!
При царе Алексее Михайловиче Москву заполонили целые полки из иноземцев, из них же состояла и царская стража. При нем же для сочинения «Соборного Уложения» вызвали законоведов из Польши. На исходе XVII столетия почти во всех русских боярских домах и даже в царской семье наставниками были поляки. А среди приезжих купцов регулярно встречались ганзейские немцы, голландцы и англичане. В Москве трудились иноземцы артиллеристы, инженеры, архитекторы, рудокопы, литейщики, врачи.
В российской «Бархатной книге», хранившейся в сенате и названной так по бархатному переплету, содержался перечень наиболее знатных родов русских аристократов. Более чем у половины родоначальников имелась формулировка «Выехал в Россию оттуда-то при великом князе таком-то». Вечная междоусобная войнушка русских князей требовала найма иноземцев. Которым давались титулы и земли. Которые пускали корни и сами становились коренными россиянами, вытесняя более древних коренных.
По «Бархатной книге» графы Шереметевы, князья Салтыковы, графы Апраксины – татарского происхождения. Морозовы, царившие в XVI веке при дворе, потомки пруссаков. Толстые по происхождению немцы.
Головины – греки, Валуевы (Воловичи) – литовцы, Квашнины-Самарины – галичане. Немецкая знать приезжала и оседала в России вплоть до XIX века. А при Петре Великом с присоединением Прибалтики в дворянство влился нехилый поток остзейцев. Фамилии многих постепенно менялись до неузнаваемости. Левшины изначально были Левенштейнами, Соковнины – Икскюлями, Козодавлевы – Кос Фон Даленами. Немецкого происхождения также роды Левашовых, Мятлевых, Hеплюевых, Пупковых. Очень трудно проследить, как превратились потомки выехавшего в Россию литовского дворянина в Лихачевых. Как потомки датчанина стали Нагими, из рода которых была мать царевича Дмитрия Углицкого. Как потомки француза стали Грязновыми, потомки поляка – Возницыными, потомки англичанина – Бестужевыми, потомки итальянца – Hащокиными, а потомки англичанина Гамильтона превратились в Хомутовых.
Hекоторые предки русских аристократов переселялись в Россию не в одиночку и не с семьей, а с целым войском, тянувшим за собой жен, детей и прочих родичей. Так, например, родоначальник Квашниных-Самариных, галичанин Hестор Рябец, привел с собою дружину численностью около 1700 человек, а родоначальник Толстых, немец Индрис – около 2000. Некоторые новоселы-аристократы были столь знатными, что соперничали с Рюриковичами и занимали в Боярской думе самые почетные места. Как, например, князья Черкасские, происходящие от египетского султана Инала, и князья Урусовы, потомки татарского военачальника Едигея, родственника самого Чингисхана. А царский род Багратионов и вовсе отсчитывал свою генеалогию от библейского царя Давида. Вот евреи, представители библейского народа, подрастерявшего в веках свой аристократизм, не отсчитывали. Но и среди них в нашей истории выделялись «новые знатные», как дипломаты времен Петра I барон Шафиров и Веселовский.
Любопытен будет просто перечень нерусских по национальности или обрусевших потомков иностранцев среди исторических деятелей России, будь они дворяне или выбившиеся в люди простолюдины. Знаменитый патриарх Никон – мордвин. Прославившийся в Смутное время своими патриотическими доблестями келарь Троице-Сергиевой лавры Авраамий Палицын имел предков поляков.
Военачальники, двое Разумовских, Гудович и Паскевич – украинцы. Брюс – шотландец, Миних – немец из Ольденбурга, князья Трубецкие – потомки великого литовского князя Гедимина, Ласси – ирландец, Бутурлин – потомок немецкого выходца. Даже знаменитый одноглазый полководец и царедворец князь Потемкин-Таврический имел польских предков. Даже легендарный генералиссимус, князь Италийский, граф Суворов-Рымникский, происходил от выехавшего в Россию шведа. Даже столь же великий, сколь и одноглазый спаситель отечества в 1812 году князь Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов-Смоленский – потомок выехавшего в Россию немца. Не говоря уже о других героях той же войны Барклае-де-Толли, Витгенштейне, фон дер Остен Сакене, Милорадовиче. Кстати, татарского происхождения считаются генерал Алексей Петрович Ермолов и известный партизан и стихотворец Денис Васильевич Давыдов.
Из числа высших российских гражданских сановников, государственных канцлеров нерусского происхождения можно назвать Панина, потомка итальянца, Голицына и Куракина – оба Гедиминовичи. Немецких предков имел Васильчиков, шведских – Новосильцев, венгерских – Блудов, татарских – Уваров, Ширинский, Бибиков, Мордвинов. Даже основатель славянофильства и русофильства Шишков по происхождению с Волыни. И остается назвать просто украинцев Безбородко и Кочубея. И просто немцев Остермана, Бирона, Нессельроде.
Перейдем к культуре. Белорус Симеон Полоцкий. Грек, имевший среди предков также татар, Антиох Кантемир. Татарские потомки Державин и Карамзин. Сумароков – потомок шведского выходца, Херасков – румынского. Автор «Hедоросля» Фонвизин родом от взятого в плен при Иване Грозном ливонского рыцаря. Потомки его оставались в лютеранстве, и только дед писателя принял православие. Знаменитый автор «Горя от ума» – отдаленный потомок поляка Гжибовского, вызванного при царе Алексее Михайловиче для составления «Уложения».
Жуковский по матери был турком, а по настоящему отцу Бунину (Буникевскому) потомком поляка. От поляков же происходил Баратынский. Поэт Лермонтов по отцу родом от выехавшего из Польши шотландца, а по матери, Арсеньевой – от татарина. Гоголь – от польского шляхтича Яновского, принявшего малороссийскую фамилию Гоголь. Hаконец, Пушкин: по мужскому колену – потомок выехавшего в Россию в середине XIII столетия немца Радши, а по женскому – эфиопа.
Исторический анекдот
Император Александр III комплексовал. Из-за своего происхождения. Нет, происхождения он был самого благородного и августейшего. Просто по своим убеждениям, отразившимся в его внутренней и внешней политике, Александр был консерватором, патриотом и русофилом. Но в результате почти двух столетий династических браков наследников российского престола с германскими принцессами русской крови в Романовых практически не осталось. Даже сам Александр по своим убеждениям мечтал бы жениться на порядочной девушке из Замоскворечья. Нет, пришлось жениться на датской принцессе.
С XVIII века в верхах, да и в низах тоже ходил несколько крамольный слух. Выбранный императрицей-девицей Елизаветой в наследники племянник Карл-Петр-Ульрих, ставший Петром Федоровичем, не любил свою жену Екатерину, будущую великую императрицу. Да просто ненавидел. И не исполнял супружеских обязанностей. Тогда то ли Екатерина сама нашла себе простого русского придворного, то ли на этом настояла императрица Елизавета, но Екатерина родила наследника Павла от Сергея Салтыкова. И что получается – в результате этого покрытого мраком тайны адюльтера, о какой династии Романовых может в дальнейшем идти речь? Поэтому некоторые историки были склонны считать, что Павел стал родоначальником новой династии Павловичей. Но это как-то неудобно, адюльтер все-таки…
И вот, чтобы разрешить свой комплекс Александр III приглашает к себе двух историков и задает вопрос о Екатерине и Салтыкове – правда ли?
– Совершеннейшая правда, ваше величество, – отвечает один. – Об этом Екатерина сама недвусмысленно намекала в своих записках.
Тогда обрадованный император поворачивается к иконе, крестится и говорит:
– Слава Богу, мы русские!
– Это совершеннейшая неправда, ваше величество, – говорит второй историк. – Петр Федорович настоящий отец Павла Петровича. Да вы взгляните на их портреты – просто две капли воды.
Тогда снова обрадованный император поворачивается к иконе, крестится и говорит:
– Слава Богу, мы законные.
РОДНОЕ ПЕПЕЛИЩЕ. КАКАЯ СМЕСЬ ПЛЕМЕН И ЛИЦ, ИМЕН, НАРЕЧИЙ, СОСТОЯНИЙ!
Победа Ивана Грозного, которую запретили на века. Мало кто знает об этой битве. Почему? В 1572 году произошла величайшая битва, определившая будущее евроазиатского континента и всей планеты на много веков вперед. В том сражении, унесшем более ста тысяч жизней, решалась не только судьба Руси — речь шла о судьбе всей европейской цивилизации.
Но мало кто, помимо профессиональных историков, знает о этой битве...
Почему???...
Да потому, что по мнению Европы, эта победа была одержана «неправильным» правителем, «неправильной» армией и «неправильным» народом...
Как это было
… В 1572 году Девлет Гирей собирает невиданную по тем временам военную силу — 120.000 человек, в числе которых 80 тысяч крымчан и ногайцев, а также 7 тысяч лучших турецких янычар с десятками артиллерийских стволов — по сути спецназ, элитные войска, имеющие богатый опыт ведения войн и захвата крепостей.
Заранее пошла «делёжка шкуры неубитого медведя»: в пока еще русские города назначались мурзы, в еще не покоренные русские княжества — наместники, заранее делилась русская земля, а купцы получали разрешение на беспошлинную торговлю.
Огромная армия должна была войти в русские пределы и остаться там навсегда.
Так оно и случилось…
6 июля 1.572 года крымский хан Девлет Гирей довёл османскую армию до Оки, где наткнулся на двадцатитысячное войско под командованием князя Михаила Воротынского.
Девлет Гирей, не стал вступать в бой с русскими, а повернул вверх вдоль реки. Возле Сенькина брода он без труда разогнал отряд из двухсот бояр и, переправившись через реку, двинулся по Серпуховской дороге на Москву.
Решающая битва
Опричник Дмитрий Хворостинин, возглавлявший пятитысячный отряд из казаков и бояр, крался по пятам татар и 30 июля 1.572 года получил разрешение атаковать врага.
Ринувшись вперед, он насмерть втоптал в дорожную пыль татарский арьергард и у реки Пахры врезался в основные силы. Опешившие от подобной наглости татары развернулись и бросились на малочисленный отряд русских всеми своими силами. Русские кинулись наутёк, а враги, устремившись за ними, преследовали опричников до самой деревни Молоди...
И тут захватчиков поджидал неожиданный сюрприз: обманутая на Оке русская армия стояла уже здесь. И не просто стояла, а успела соорудить гуляй-город — передвижное укрепление из толстых деревянных щитов. Из щелей между щитами по степной коннице ударили пушки, из прорубленных в бревенчатых стенках бойниц громыхнули пищали, а поверх укрепления хлынул ливень стрел.
Дружный залп смел передовые татарские отряды, словно рука, смахнувшая с шахматной доски пешки...
Татары смешались, а Хворостинин, развернув своих казаков, снова ринулся в атаку...
Османы волна за волной шли на штурм неведомо откуда взявшейся крепости, но их конные тысячи одна за другой попадали в жестокую мясорубку и обильно заливали русскую землю своею кровью...
В тот день только опустившаяся тьма остановила бесконечное смертоубийство...
Утром османской армии открылась истина во всей ее ужасающей неприглядности: захватчики поняли, что угодили в ловушку — впереди по Серпуховской дороге стояли прочные стены Москвы, а пути отхода в степь перекрывали закованные в железо опричники и стрельцы. Теперь для незваных гостей речь шла уже не о покорении России, а о том, чтобы выбраться назад живыми...
Татары пребывали в бешенстве: они привыкли не драться с русскими, а гнать их в рабство. Османским мурзам, собравшимся править новыми землями, а не умирать на них, тоже было не до смеха.
К третьему дню, когда стало ясно, что русские скорее умрут на месте, чем позволят незваным гостям убраться восвояси, Девлет Гирей приказал своим воинам спешиться и атаковать русских вместе с янычарами.
Татары прекрасно понимали, что на сей раз они идут не грабить, а спасают свою шкуру, и дрались как бешенные собаки. Доходило до того, что крымчане пытались разломать ненавистные щиты руками, а янычары грызли их зубами и рубили ятаганами. Но русские не собирались выпускать извечных грабителей на волю, чтобы дать им возможность отдышаться и вернуться снова. Кровь лилась весь день, но к вечеру гуляй-город продолжал все так же стоять на своем месте.
Ранним утром 3 августа 1572 года, когда османская армия пошла в решающую атаку, в спину им совершенно неожиданно ударил полк Воротынского и опричники Хворостинина, и одновременно с этим из гуляй-города на штурмовавших османов обрушился мощный залп из всех орудий.
И то, что начиналось как битва, мгновенно превратилось в избиение...
Итог
На поле у деревни Молоди были порублены без остатка все семь тысяч турецких янычар.
Под русскими саблями у деревни Молоди полегли не только сын, внук и зять самого Девлет-Гирея — там Крым потерял практически все боеспособное мужское население поголовно. От этого поражения он так и не смог оправиться, что предопределило его вхождение в Российскую империю.
Не смотря на почти четырехкратное превосходство в живой силе, от 120-тысячного войска хана не осталось почти ничего – в Крым вернулись всего 10 тысяч человек. 110 тысяч крымско-турецких захватчиков нашли свою смерть в Молодях.
Такой грандиозной военной катастрофы история того времени не знала. Лучшая армия в мире попросту перестала существовать...
Резюме
В 1572 году спасена была не только Россия. В Молодях была спасена вся Европа – после такого разгрома о турецком завоевании континента речи быть уже не могло.
Битва при Молодях — не только грандиозная веха Русской истории. Битва при Молодях – одно из величайших событий Европейской и Мировой истории.
Возможно, именно поэтому она была так тщательно «забыта» европейцами, которым важно показать, что это именно они разгромили турок, этих «сотрясателей Вселенной», а не какие-то русские...
Битва при Молодях? Что это вообще такое?
Иван Грозный? Что-то помним, «тиран и деспот», кажется…
Кровавый тиран и деспот
К «полному бреду» можно отнести «Записки о России» англичанина Джерома Горсея, в которых утверждается, что зимой 1.570 года опричники перебили в Новгороде 700.000 (семьсот тысяч) жителей.
Как такое могло случиться, при общем населении этого города в тридцать тысяч, объяснить никто так и не смог...
При всём старании, на совесть Ивана Грозного за все его пятьдесят лет правления можно отнести не больше 4.000 погибших.
Наверное, это немало, даже если учитывать, что большинство честно заработало себе казнь изменами и клятвопреступлениями...
Однако в те же самые годы в соседней Европе в Париже ТОЛЬКО за ОДНУ ночь(!!!) вырезали больше 3.000 гугенотов, а в остальной стране — более 30.000 за две недели.
В Англии по приказу Генриха VIII было повешено 72.000 людей, виновных только в том, что они нищие. В Нидерландах во время революции счет трупам перевалил за 100.000...

Картина дня

наверх