Друзья

10 338 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    Аум, 154 Люди могут утончать условия земные; дело не в богатстве, не во власти, но в том трепете торжественности, кот...Бриллиант Регент ...
  • Юрий Ильинов
    Грани Агни Йоги 1970 г. 338. (М. А. Й.). Так как, по выражению Будды, «человек есть процесс», и процесс, устремленный...В России проснулс...
  • Юрий Ильинов
    Залогом чистоты и гармоничной работы астрального тела является не только стремление жить живыми чувствами, но и умени...Как стать равным ...

Назаметный апокалипсис. Что будет с человечеством?

Назаметный апокалипсис. Что будет с человечеством?

Назаметный апокалипсис. Что будет с человечеством?

В июне солнце встает рано. В шесть утра город уже освещен восходящим солнцем. Пока еще нет суеты и пробок, можно осмотреть утренний город. Я плавно трогаюсь с места и еду по дороге, сво­бодной от машин. На газонах и клумбах снуют птицы. Я улыбаюсь, увидев неожиданную карти­ну: рядом с черными дроздами в траве деловито копаются попугайчики. Это не маленькие волнис­тые, к которым мы привыкли, они зелененькие и по размерам не уступают дроздам. Ясно, что здесь стайки попугаев — нормальное явление, но как-то непривычно видеть их на природе, а не в клетке.

Можно будет прокатиться по городу, а потом зайти в кафе и позавтракать. Любопытно, как раз­личаются принципы правильного питания на За­паде и на Востоке. Хотя, если честно, на Западе особо и принципов-то нет. Еда должна быть вкус­ной и разнообразной. На Западе есть искусство приготовления пищи. А внутреннее состояние че­ловека на Западе практически не учитывается.

А ведь главное в еде — это информация и тон­кая энергия. Ведические принципы исходят имен­но из энергетики человека. Что такое появивший­ся голод? Это выброс энергии, которая не только позволит пище хорошо перевариться, но и даст ор­ганизму возможность усвоить то, что в этой пище содержится.

Почему нельзя принимать пищу, бу­дучи усталым, раздраженным, в состоянии гнева или страха? Потому что в таком состоянии внут­ренняя жизненная энергия слабеет. Организм возьмет калории, микроэлементы и вещество (то есть внешний уровень продуктов будет задейство­ван), а жизненных сил при этом не получит. Та­кая еда может принести не столько пользы, сколь­ко вреда.

Если есть без чувства голода, непереваренная пища может превратиться в яд для организма. При внутренней агрессивности пища также стано­вится ядом. Если перед едой прополоскать рот, вымыть лицо и стопы, то легче отрешиться от проблем и настроиться на принятие пищи. Если пища приготавливается с любовью, в добром рас­положении духа, она будет легко перевариваться. Если перед принятием пищи молиться, то в этот момент мы не только отрешаемся, но и получаем высшую энергию, которая позволяет взять все лучшее из того, что мы едим. Если во время еды человек много говорит, отвлекается, то растрачи­вается жизненная энергия, необходимая для при­нятия пищи, и это также влияет на пищеварение. Тот, кто жадно и быстро ест, да еще и плохо пере­жевывает, уже заранее обрекает себя на плохое пищеварение. В этом случае энергия, необходимая для переваривания пищи, не успевает выделяться и, соответственно, принятая пища не усваивается полноценно.

Ведические правила гласят, что пища должна радовать глаз, должна веселить наше сердце. Пища должна быть красивой на вид и источать приятный аромат. Если пища неприятна на вкус или от нее исходит плохой запах, если она приго­товлена более трех с половиной часов назад, то есть ее нежелательно, она может быть просто вредна.

Почему нельзя перекусывать между приемами пищи и есть стоя? Потому что после вспышки энергии следует ее падение. В перерывах между приемами пищи железы и кишечник должны от­дыхать. Если не хватает внешней, физической энергии, организм будет переключаться на выс­шую — что называется, питаться святым духом. Сочетание тонкой и внешней энергии дает нор­мальный ритм жизни. Если же при малейшем желании поесть мы будем хватать куски, то под­ключения к тонкой энергии не произойдет. Она будет слабеть, и это может привести к ухудшению характера и появлению болезней. Западные ресто­раны так называемой быстрой еды могут негатив­но влиять на внутреннее состояние человека. Сама атмосфера спешки разрушает нашу энергетику, и пища, плохо усваиваясь, превращается в шлаки и яды.

Когда человек пьет воду сразу же после или не­посредственно перед едой, он также снижает свою энергетику и ослабляет пищеварение. До восхода солнца энергия тела еще не активизировалась, по­этому есть в это время нельзя. После заката солн­ца энергия также слабеет, поэтому увлекаться едой нежелательно.

Все эти принципы достаточно просты. Очень важно, что они исходят из главного: нужно под­держивать в душе любовь и высокую энергию. Тогда пища будет превращаться не в жировые от­ложения, а в тонкую энергию, необходимую для здоровья и долголетия. И если в пище есть нега­тивная информация, то организм будет лучше за­щищен. А в нынешних продуктах питания инфор­мационная загрязненность высокая.

Не так давно я общался со своим знакомым, живущим на Украине. Я похвалил украинские продукты, а он улыбнулся и посетовал, что време­на меняются.

— Я тут недавно беседовал со своим однокласс­ником, который стал фермером. Под Запорожьем были великолепные места с очень хорошей водой, там традиционно выращивали отличные помидо­ры. А в последнее время помидоры стали рези­новыми. Мой одноклассник рассказал, как это делается. Строятся огромные теплицы, и в них выращиваются генетически модифицированные помидоры. Кусты — почти два метра высотой. С одного куста можно снять чуть ли не два ведра помидоров. Семена эти покупаются за границей, и каждый раз на них нужно тратить несколько ты­сяч долларов.

Далее между моим знакомым и фермером со­стоялся такой разговор.

— Я пробовал оставить эти помидоры на семе­на, но урожай у меня получился в 3—4 раза ниже. Так что семена эти — одноразовые, — сказал фермер, а потом извиняющимся голосом доба­вил: — Я понимаю, что эти помидоры — не самые хорошие, но у меня нет выхода. Для того чтобы выживать, нужна большая прибыль. Если я буду выращивать нормальные, вкусные и качественные помидоры, то мой бизнес вылетит в трубу. Все сейчас гонятся за деньгами, и в этой гонке на вы­живание побеждает тот, у кого самая дешевая про­дукция. Поэтому мы обречены все шире использо­вать достижения химии и генетики.

— И к чему это приведет?

Фермер пожал плечами.

— Не я, так другой. Государство-то молчит. Власти на все закрывают глаза.

— А как отличить генномодифицированный по­мидор от нормального?

— А он снаружи красный, а сердцевина — зе­леная. Ну и, соответственно, вкус другой.

А потом фермер пожаловался:

— Власти создают нам условия, непригодные для выживания. Иностранные компании через за­коны, через чиновников истребляют наши фер­мерские хозяйства, делают их неконкурентоспо­собными. Ты думаешь, эти компании будут забо­титься о здоровье украинского народа? Наверное, ты знаешь, что в США есть три категории продук­тов питания: высшая, то есть очень качественная, средняя и третья — малопригодная. Именно эта категория поставляется на рынки Украины.

Фермер огорченно махнул рукой:

— Мы играем в те игры, которые навязал нам Запад.

И тут же успокаивающе заметил:

— Но пока такой продукции не так много, все­го процентов пять.

— А общественность, — полюбопытствовал мой приятель, — не протестует, не возмущается?

— Да все это решается просто. За небольшие деньги нанимаются доктора наук и академики, ко­торые в прессе и на телевидении с пеной у рта бу­дут кричать, что это выгодно, полезно и спасет нашу экономику. У нас ведь любой вопрос реша­ется за деньги.

Я вспоминаю этот разговор и поеживаюсь. Энергия и информация тесно связаны. Искажен­ные представления о мире приводят к падению энергии и многочисленным болезням. Искаженная информация в ГМ-продуктах уже сейчас убивает пчел и других насекомых, которые опыляют рас­тения. А ведь 80% всех растений опыляется пчела­ми. Это означает, что через несколько лет во всем мире могут исчезнуть пчелы, а затем — и почти все растения, которые идут в пищу. Такой вот не­заметный апокалипсис.

Вспоминается пророчество Ванги: первыми на земле начнут исчезать пчелы, потом исчезнет чес­нок. Сейчас в газетах пишут о массовой гибели пчел в разных странах мира. О причинах ученые пока не догадываются или не хотят догадываться. Фирмы, производящие ГМ-продукты, щедро пла­тят за то, чтобы не было утечки негативной ин­формации.

Вспоминаю еще одно горькое замечание Ванги: «Я около 60 лет непрерывно принимаю людей с их болями и бедами. Мне задавали огромное количе­ство вопросов. Люди спрашивали о себе, о своей судьбе, о своих близких. Но за эти 60 лет ни один человек — понимаете, ни один! — не спросил о том, что будет с человечеством. И о том, что мож­но сделать, чтобы помочь человечеству спастись».

Я отвлекаюсь от этих мыслей и оглядываюсь по сторонам. Светит утреннее солнце, поют птицы, погода великолепна. Похоже, энергия нынешней цивилизации заканчивается. Интересно, птицы, животные выживут или нет? Ситуация показыва­ет, что насекомые, животные и птицы слабее че­ловека.

«Все мы выживем, — думаю я. — Нет ощуще­ния, что цивилизация погибнет. Через любовь и веру мы создадим новый образ, новое зерно буду­щей цивилизации. Только хотелось бы, чтобы но­вое мировоззрение и новое будущее были созданы поскорее, чтобы большая часть людей и животных осталась в живых на нашей планете».

Машина не спеша движется по утренним ули­цам. Где-то здесь должен быть собор, построен­ный великим архитектором.

-ö-ö-

Стресс при разрушении стабильности. Окостенение внешней формы при ослаблении любви

Стресс при разрушении стабильности. Окостенение внешней формы при ослаблении любви

Мой парень — честный и порядочный до пато­логии. Ни разу бесплатно не проехал в трамвае и не съел целого апельсина! При этом у него боль­ная поджелудочная. Это как-то связано?

 

Порядочность происходит от слова «поря­док». Но порядок — это не застывшая стабиль­ность, это равновесие между разрушением и сози­данием. Человеческое не должно быть стабиль­ным. Да и ничто во Вселенной не может быть стабильным. Поэтому разрушение необходимо. Оно превращается в созидание, когда интенсив­ность устремления к любви превышает процесс разрушения. Ускорение развития — это ускоре­ние разрушительных процессов и одновременно все большая концентрация на любви и единении с Богом. Именно устремление к любви помогает нам заботиться о других, учитывать их интересы, вес­ти себя нравственно. Формально это закреплено в общепризнанных правилах поведения. Но если мы все усилия направляем не на любовь, являю­щуюся основой нравственности, а на стабильность и беспрекословное выполнение всех правил, то мы поклоняемся не Творцу, а отношениям между людьми. И тогда чем строже дисциплина, тем больше концентрация на стабильности отношений и тем больший стресс, если они разрушаются. А это уже классический вариант ревности, кото­рый дает проблему с поджелудочной.

Лет пятнадцать назад меня заинтересовал такой вопрос: что происходит с нашей энергетикой, ко­гда мы думаем о близком человеке? Я попробовал полностью отрешиться и со стороны понаблюдать за этим процессом. Оказывается, сначала мы не думаем. Сначала возникает ощущение любимого человека, желание его увидеть, соединиться с ним. Только потом это оформляется в мысль. То есть мысль никогда не появляется, если нет чув­ства. Она является противоположностью чувству, но рождается им. Любой мыслительный процесс всегда предваряется и сопровождается глубинны­ми эмоциями. Мысль и эмоция на тонком плане неразделимы. Именно этим объясняется необъяс­нимый пока для науки факт, что в состоянии кли­нической смерти люди «видят ушами» и «слушают глазами». То есть на слух воспринимают ту ин­формацию, которую обычно мы видим, и видят то, что обычно мы слышим.

Так вот, когда мы хотим увидеть любимого че­ловека, в первую очередь у нас включаются слюн­ные железы. Сначала я не понимал почему. Потом понемногу все прояснилось. Работает механизм, опробованный миллиардами лет. Когда мы еще были одноклеточными, главный физический, ин­формационный контакт со средой осуществлялся через пищу. Поэтому даже сейчас, спустя милли­арды лет, при любой попытке контакта с внешним миром происходит активизация слюнных желез. И чем важнее для нас контакт, тем интенсивнее включаются слюнные железы. Знаете, есть пош­лое высказывание: «Так хочется, что аж зубы сво­дит». Однако в нем отражены фундаментальные законы эволюции. Я раньше не понимал, почему у ревнивых людей страдают или зубы, или зрение и слух, и вдруг понял: и зрение, и слух, и зубы — это все результат эволюции слюнных желез. Мозг, кстати, тоже. О том, как появилась жизнь в моем понимании, я расскажу позже.

Так вот, за контакт с внешней средой сначала отвечают слюнные железы, потом щитовидная железа, потом поджелудочная. Если у меня не­ожиданно начинает ныть, тянуть и давить в левом подреберье, я знаю: кто-то в этот момент очень хо­чет меня увидеть, переживает за меня, боится по­терять. Я это неоднократно проверял. Кстати, по­чему в старости выпадают зубы, слабеют зрение и слух? Потому что уменьшается энергетика слюн­ных желез. Уменьшается она для того, чтобы сни­зить затраты на общение с внешним миром. Повы­шенная привязанность к миру рождает потерю энергии, агрессию и болезни. Какой вывод? Голо­дание, уединение, сексуальное воздержание долж­ны улучшать зрение, слух и здоровье зубов. Что в принципе и наблюдается.

Вернемся к поджелудочной. Чем слабее лю­бовь, тем быстрее окостеневают внешние формы. Чем больше человек старается сохранить форму, чем жестче дисциплинирует себя в соблюдении правил и ритуалов, тем быстрее слабеет любовь. Она заменяется привязанностью, ревностью, а за­тем приводит к болезням и вырождению.

Меня спрашивали, почему именно Берлин яв­ляется столицей гомосексуалистов? Почему в Гер­мании эти процессы идут быстрее, чем в других странах? Да потому, что немцы исключительно дисциплинированный народ. Для них порядок превыше всего. Формальное, обрядовое отноше­ние к религии, жесткое внешнее соблюдение пра­вил и пренебрежение сутью вошло в плоть и кровь и реализовалось в государственных порядках. По статистике каждый четвертый немец мечтает уехать из Германии. Главная причина этого — не­вероятный бюрократизм в государстве.

Чем больше мы дисциплинируем тело, тем сла­бее становится наша душа. Подсознательная не­возможность принять стресс в отношениях под­талкивает к гомосексуализму. Когда человек за­цепляется за стабильность отношений, отстаивает их незыблемость, у него может страдать зрение, слух, может развиться диабет. Когда таким стано­вится государство, заболевает все общество. Раз­воды, бесплодие, гомосексуализм — это уже бо­лезни общества.

В России, как и в Германии, не хватает Божест­венной любви. Эту проблему Россия решает по- своему: не через укрепление дисциплины, а через пьянку, мордобой и воровство. Результаты при­мерно одинаковые. Хотя, пожалуй, в России за счет развивающегося двухполюсного мышления устремление к любви посильнее.

Кстати, то, что во всем мире резко увеличилось количество диабетиков, тоже свидетельствует об общем кризисе.

-ö-ö-

Усиление зависимости при полном подчинении. Конфликты в супружестве

Усиление зависимости при полном подчинении. Конфликты в супружестве

Чем сильнее я люблю мужа, чем больше ему прощаю, оправдываю его и терпимее к нему от­ношусь, тем более он агрессивен. И не только ко мне, но и к детям. Что я неправильно делаю?

 

Стереотипы — это рефлексы, которые помо­гают нам экономить энергию и адаптироваться к жизни. Чем важнее и объемнее информация, тем больше в ней внешних противоречий. Попытка по­верхностно трактовать великие истины приводит к тому, что люди делятся на два лагеря. Одни про­щают, не защищаются и любят, вторые не любят, не прощают и активно действуют. В конечном сче­те болеют и те, и другие.

Если муж принес вам боль, значит, внутренняя зависимость, привязан­ность к этому миру у вас высокая.

Первое: нужно сохранить любовь к мужу и простить его, то есть принять боль, не включать механизм эмоционального убийства. Но оправды­вать его и полностью ему подчиняться — это зна­чит усиливать свою зависимость от него.

Человек, унижающий других, показывающий свое превосходство и гордящийся этим, всегда пресмыкается перед сильными и льстит им. Это означает, что для него любовь и вера в Бога глубо­ко вторичны, а собственная жизнь, благополучие, исполнение желаний на первом месте. Верующий человек всегда внутренне независим. Я думаю, это одна из причин, по которой советская власть уничтожала священников. Поэтому любой веру­ющий и любящий человек всегда будет в оппозиции к власти. И это будет условием развития власти и государства. Власть всегда сопряжена с насилием и привязана к человеческому счастью. Поэтому любой государственный чиновник тяготеет к без­нравственности, а значит, к утере реальности и правильной оценки окружающего мира.

А человек, внутренне независимый, какими бы­вают деятели религии, культуры, искусства, несет в себе истинные возможности развития. Конф­ликт — это развитие. Он существует и в государ­стве, и в семье. Обычно в семье муж представляет власть, а женщина — культуру и религию. И если религия безумно любит власть, все ей прощая, ставя себя в зависимость от нее, то власть, естест­венно, станет жесткой и деспотичной. Женщина должна любить Бога больше мужа. И если муж вольно или невольно унизит ее человеческую лю­бовь, она будет продолжать любить его любовью Божественной.

Своего ребенка вы любите, каким бы он ни был, то есть ваша любовь не ставит условий, не ограничивает себя ничем. Однако прощение не исключает наказания, то есть внешней агрессии. И если ребенок хулиганит, то вы ему говорите: «Я тебя прощаю, то есть не злюсь на тебя, но на­казать тебя придется, для твоей же собственной пользы». Если вы не будете наказывать ребенка, полностью оправдывая любое его поведение, то попустительством его желаниям и агрессии вы превратите его в преступника. Преступника, кста­ти, тоже нужно любить и внутренне прощать, но непременно давать оценку его поведению и нака­зывать.

У многих женщин любовь к мужу превращает­ся в привязанность. Любовь — это огромная сила. Ею душу человека можно намертво привязать к жизни и желаниям, что, естественно, ухудшит его характер и увеличит агрессивность. А внутренняя зависимость и рабство еще больше усиливают при­вязанность. И получается следующее: в одной семье женщина любит, оправдывает мужа, пре­смыкается перед ним, а он хамит, гуляет и издева­ется над ней. В другой семье хамит женщина, не уступает ни в малейшей степени, не любит мужа и наплевательски к нему относится, а он намного лучше относится к ней, во всем ей уступает. Кста­ти, по статистике, у тех, кто добился серьезных успехов в бизнесе, жены преимущественно стер­возные. То есть они, отравляя личную жизнь мужьям, очищают их душу и заставляют всю энер­гию переключить на работу. Внешний конфликт в супружеской жизни дает развитие. Чтобы уравно­весить желания обоих, необходим обоюдный ком­промисс, то есть определенное самоущемление, которое невозможно без любви. Внутренний конф­ликт, то есть эмоциональная агрессивность, вре­ден для здоровья, и он тем сильнее, чем больше наша привязка к желаниям и жизни. Значит, что­бы правильно выстроить свои отношения с мужем, женщина в первую очередь должна уметь любить. А это значит быть внутренне независимой от мужа и всегда держать дистанцию. Внутренне каждый человек должен быть абсолютно одиноким, в его душе может быть только Бог. Тогда мы не будем прирастать к любимому человеку душой.

Второе: нужно всегда прощать мужа и всегда его воспитывать. Воспитание — это формирова­ние правильных привычек, то есть умения лю­бить, принимать боль, сдерживать свои желания, заботиться о других. Но если этих качеств нет у самой женщины, то невозможно научить этому мужа или детей. Поэтому воспитание начинается с самовоспитания. Кстати, часто муж становится агрессивным в ответ на неправильное эмоциональ­ное состояние своей жены, если она нарушает фундаментальные принципы развития, то есть пе­рестает заботиться внутренне о близких, ленится, не хочет отдавать энергию, невоздержанна в сек­суальных и других желаниях, внутренне не может принять травмирующую ситуацию и становится слишком привязчивой. Если женщина сбивается с правильного пути или начинает неправильно вос­питывать детей, муж ни с того ни с сего может стать агрессивным, а женщина недоумевает: и мужа вроде бы она любит, и детям все позволяет, и уныние и обиды вглубь прячет, боясь быть иск­ренней, а муж и дети любят ее все меньше. А все потому, что она живет по человеческой логике, ко­торая может противодействовать логике Божест­венной.

Я пациентам во время приема объясняю: на первом этапе вы должны научиться принимать боль, сохраняя любовь. Для этого нужно прощать других и воспитывать себя. На втором этапе вы должны научиться, сохраняя любовь, причинять боль. Для этого вы должны не только прощать других, но и воспитывать их. Если же вы не на­учились делать первое, вы не научитесь делать и второе. Ребенку можно объяснить, что он поступа­ет неправильно. Если нравственная оценка им не принята, ребенка ставят в угол, то есть ограничи­вают его желания, унижают жизнь. Если же и это не действует, любящий родитель может отстегать его ремнем — это уже жесткое ущемление жизни и желаний.

Чем сильнее наша душа привязывается к миру и забывает о любви, тем хамовитее и агрессивнее мы становимся. Когда душа забывает о любви и единении с Богом, на первый план выходят чув­ственные, духовные и материальные ценности. И показателем счастья является количество наших желаний, наших способностей и денег. Один на­чинает думать только о сексе, второй — о своем превосходстве над другими, третий — о больших деньгах и богатстве.

Все это мы сейчас воочию наблюдаем на рос­сийском телевидении, которое нацелено в первую очередь на добывание денег. Любовь и нравствен­ность ущемляют наши желания, поэтому на них быстрых денег не сделаешь. Деньги быстрее всего делаются на том, что потакает низшим желаниям. Пропаганда культа секса, насилия и денег увечит души зрителей, усиливает их внутреннее рабство и привязанность к человеческому. А чем тупее че­ловек, тем легче его обмануть и забрать у него деньги. Я думаю, эту опасную тенденцию Россия скоро преодолеет. Но в настоящее время телевиде­ние вредит душе, а значит, негативно сказывается на семье и воспитании детей. Царящая на телеви­дении безнравственность может непосредственно влиять на число абортов и разводов в российских семьях.

И здесь не нужно искать виноватых: лишний объект ненависти и злословия не спасет нашу культуру, а вот активные действия по спасению человеческих душ предпринимать надо. В первую очередь — по спасению собственной души.

Спрос рождает предложение. Если для боль­шинства россиян животный секс, насилие, дающее ощущение собственного превосходства, деньги и материальное благополучие будут главными ас­пектами счастья, то культ животного начала и раз­вращение души в искусстве, литературе и на теле­видении будут неистребимы. Насколько же наши души будут вырываться из плена человеческих ценностей, а значит, очищаться от зависти, вы­сокомерия и вожделения, настолько чище и кра­сивее будут отношения в семье и в окружающем мире.

-ö-ö-

«Шаг влево, шаг вправо — расстрел». Что важнее любовь или принципы?

Назаметный апокалипсис. Что будет с человечеством?

Трудно понять, поче­му человечество убивает себя через еду, экологию, через безумную денежную гонку. Ведь много ум­ных людей: почему же они ради денег истребляют своих собственных потомков и свое будущее? А ответ простой. У них нет будущего, потому что они ему поклоняются. Их поведением руководит программа самоуничтожения. Для себя они это на­зывают «развитие бизнеса» и «оживление эконо­мики». Поклонение будущему — это удавка, кото­рая рано или поздно затянется окончательно. Либо человек преодолеет зависимость от будуще­го, либо погибнет. Все это я почувствовал с осо­бенной остротой, когда на отдыхе смотрел филь­мы, подобранные моими приятелями.

В первый день мы посмотрели фильм талантли­вого российского режиссера — «Возвращение». Сначала мы видим двоих мальчишек, братьев, ко­торые играют со своими сверстниками. Потом вы­ясняется, что они живут с матерью, а отца нет: то ли он в тюрьме, то ли отец с матерью развелись. И вдруг происходит невероятное событие — их отец возвращается. Вроде бы семья обрела долго­жданное счастье. Но есть что-то странное в этом событии. Постепенно начинаешь понимать, откуда идет это ощущение. Причина кроется в отце маль­чишек, в его поведении и характере. Это человек, который живет поставленной целью, жесткий идеа­лист. Все вокруг должны быть такими, какими он их должен видеть. Каким он хочет видеть буду­щее, таким оно и будет для него. Вместо радости, объятий, разговора по душам со своими детьми он начинает ломать их и подчинять себе. Он катего­ричен и непримирим. Глядя на него, вспоминаешь выражение советских времен: «Шаг влево, шаг вправо — расстрел». И в то же время он любит своих детей и готов жертвовать ради них. Но на первом месте у него все-таки будущее. Из-за этого будущего он, похоже, и сел в тюрьму. Вероятно, он что-то украл, а потом зарыл на каком-то остро­ве. Для чего нужны ему богатства, ради которых он сел в тюрьму? Для обеспечения своего будуще­го, для обеспечения своих сыновей. Он жил этим будущим, стремился к нему, пошел на преступле­ние ради него. И сейчас он в двух шагах от испол­нения своей мечты: осталось доехать до места, взять лодку и отправиться на остров за своим сча­стьем. Он любит своих детей и хочет сделать их счастливыми. Он решает взять их с собой на ры­балку — как раз на тот остров, где он должен вы­рыть свой закопанный клад.

Однако любовь у него постоянно сталкивается с будущим. Что важнее — любовь и сострадание или принципы, цели и жестокость? Отец берет мальчишек в машину — вроде бы идиллия, семья едет на рыбалку. Но чем ближе исполнение мечты и надежд у главного героя, тем сильнее его клинит на будущем, тем более он категоричен и жесток. За незначительную провинность он выталкивает под дождь одного из своих сыновей — для воспи­тания. У того, кто поклоняется будущему, не мо­жет быть равенства, открытости, искренности. Он должен всех вести за собой к своей цели, он дол­жен подавлять и подчинять, он должен жестко на­казывать за малейшее отклонение от того направ­ления, которое он выбрал.

И вот они оказываются на острове, и мужчина наконец-то обретает то, к чему стремился и о чем мечтал все эти годы. А своих сыновей он отправ­ляет на рыбалку, чтобы без лишних свидетелей добыть спрятанное богатство. Он не замечает, как любовь незаметно уходит из его души. Привычка жить целями, планами, будущим усиливается в нем, когда его желания исполняются.

Дрессировка любого животного заключается в том, что его вкусно кормят в награду за выполне­ние какого-то задания. Человек дрессируется так же: положительные эмоции закрепляют какую-то линию поведения. Если человек предает, убивает и получает за это большие деньги, тенденция пре­давать и убивать закрепляется в нем намертво и передается потомкам. Если человек начинает какое-то дело с завистью, ненавистью или жад­ностью и это дело потом приносит большую при­быль, то ненависть, жадность и зависть намертво укрепятся в его душе. И чем благополучнее будет дело, которое он начал, тем больше болезней и не­счастий будет у этого человека. У героя фильма готовность ограбить, украсть, нарушить заповеди во имя светлого будущего вознаграждается най­денным кладом.

Вроде бы — хеппи-энд. Он дает своим сыновь­ям час, чтобы они порыбачили еще. У него есть деньги, он богат, он обеспечит своих детей. Пус­кай дети порыбачат — он подождет. А дальше в ситуацию вмешивается судьба. Начинается вели­колепный клев, дети не могут остановиться и опаздывают почти на час. А отец готов убить их за это опоздание. Счастье не сделало его добрее и мягче, оно резко усилило его категоричность, жесткость и бескомпромиссность. Когда дети на­чинают оправдываться, отец, пытаясь подавить и подчинить их себе, валит старшего сына на землю и заносит над ним топор. С его точки зрения, это всего лишь воспитательная мера. А младший чув­ствует, что в подсознании отец готов убить соб­ственного сына, для него светлое будущее важнее жизни сына. Мне в этот момент вспомнился роман Шолохова «Поднятая целина», где главный герой Нагульнов в упоении кричит: «Мне ради мировой революции никого и ничего не жалко! Поставь пе­редо мной сто баб и ребятишек — и я их всех ско­шу из пулемета».

Младший сын, и раньше протестовавший про­тив жестокости отца, видит, что тот превращается в безумца. Мальчик неожиданно кричит: «Я тебя ненавижу!» — и, встретив взгляд отца, стреми­тельно убегает прочь, боясь, что тот его убьет. И вдруг отец прозревает. До него доходит, что он готов уничтожить собственных детей ради мифи­ческого благополучия, направленного на их же благо. В его душе оживает любовь. Любовь борет­ся с его поклонением будущему. Он бежит за сво­им сыном, а сын лезет на вышку, пытаясь остано­вить эту ненависть и уменьшить внутреннюю про­пасть, которая растет с каждой секундой. Отец боится за жизнь сына, который очень высоко за­брался. Он, вероятно, хочет попросить у сына прощения и сказать, что любит его. Но в послед­ний момент доска, за которую хватается отец, ока­зывается ветхой, он срывается и падает вниз. Вы­сота большая, смерть наступает мгновенно.

Когда мы поклоняемся чему-то и медленно на­полняемся агрессией, мы можем чувствовать себя достаточно комфортно, не замечая патологиче­ских изменений до тех пор, пока не придет лю­бовь. Она победит всегда. А величина нашего проигрыша зависит от того, насколько далеко мы зашли в своей привязанности и жестокости. Отец этих мальчишек зашел далеко. Любовь победила, очищение пришло через смерть. Лодка, куда дети положили труп отца и где находилось то богат­ство, которому он поклонялся и к которому стре­мился, случайно отрывается и, уносимая течени­ем, начинает тонуть. Будущее умирает, а любовь остается. Любой талантливый фильм голографичен так же, как и сама вселенная, и режиссер, вольно или невольно, отражает в своем фильме законы бытия, которые действуют не на уровне логики и сознания, а на уровне интуиции, чувст­ва, подсознания.

Я смотрел этот фильм и пытался примерить его к нынешней ситуации, сложившейся в мире. Сей­час многие страны размахивают топором ради обеспечения своего светлого будущего. И пока для них материальное благополучие, цели, планы и надежды являются главным смыслом существова­ния, шансы на выживание будут уменьшаться с каждым годом.

Если мать внимательно следит, как ребенок пи­тается и какая на нем одежда, если она щупает его пульс и меряет его температуру, то ее можно на­звать заботливой матерью. Но если при этом ей совершенно все равно, о чем ребенок думает, если она старается не замечать, что он безнравственно себя ведет, что у него в тумбочке — порножурна­лы, что он начинает покуривать наркотики, что он оскорбляет девочек и ругается матом, — можно ли назвать такую мать заботливой? Вряд ли. Для лю­бящей матери в первую очередь важно, насколько здоровы чувства ее ребенка, насколько правильно его мировоззрение и поведение. А уж одежда и питание могут стоять на третьем месте. Не хлебом единым жив человек, в конце концов. Современ­ной цивилизации, судя по тому, что мы видим и слышим, глубоко безразличен тот факт, что коли­чество гомосексуалистов и безнравственных лю­дей быстро растет, что искусство вырождается, что грех выдается за добродетель, что секс и наси­лие пропитали эстраду, кино и литературу, что бо­гохульство и оскорбление высших чувств стало нормой. Мать, которая заботится только о пропи­тании ребенка, может в конце концов обнаружить, что он стал преступником. Нынешняя цивилиза­ция двадцать четыре часа в сутки говорит только об экономике, бизнесе, еде и благополучии. Что дают плоды такого воспитания, мы начинаем заме­чать уже сейчас. Законы природы действуют мед­ленно, но неумолимо. Ну а пока большинство мо­лится на кусок хлеба в завтрашнем дне.

На следующий день мы смотрели фильм того же режиссера, который называется «Изгнание». И главную роль играет тот же актер, и то же по­клонение будущему, — но теперь будущему ду­ховному. Здесь для человека деньги и благополу­чие не являются главным. Главное для него — ощущение своей духовности, чувство правоты и превосходства над другими. У него есть своя ду­ховная территория, она неприкосновенна, и он ни­кому не позволит ее занять.

Духовные ценности имеют намного больший масштаб, чем материальные. Поэтому люди, жест­ко поклоняющиеся духовности, нежизнеспособны в силу огромной внутренней агрессии. Их подсо­знательная агрессия рано или поздно переходит к детям и разворачивается в самоуничтожение. У таких людей дети обычно нежизнеспособны, и часто такие люди, чтобы выжить и спасти свое по­томство, отказываются от духовного и уходят в низменное, материальное. Иногда бывает так: жи­вут нормальные, обычные родители. Но, правда, осуждают подлецов и негодяев. Осуждают людей за их недостатки, а сами ведут себя очень нрав­ственно. И у них рождаются дети: один — безум­но принципиальный и жестокий, готовый убить человека из-за недостойного поведения, а второй брат становится бандитом — грабит, ворует, для него главное — это деньги. А родители всего-то навсего передали детям нравственность как глав­ный смысл жизни.

У главного героя в этом фильме есть брат. Он бандит, он грабит, ворует и, судя по всему, убива­ет. В этот раз, правда, пытались убить его. Он приезжает к своему брату с пулей в теле и просит, чтобы тот извлек ее, поскольку обращаться к вра­чам в его положении опасно.

У главного героя начинаются серьезные непри­ятности, и он должен уехать на заброшенный ху­тор, в дом своих родителей. У него двое прекрас­ных детей, и жена ждет третьего — она беременна на большом сроке. И вот тут начинается необъяс­нимое. Женщина вдруг объявляет мужу, что это не его ребенок. С точки зрения нормальной логи­ки это полное безумие. Даже если забеременела от кого-то, зачем отравлять жизнь мужу и себе? Са­мое невероятное заключается в том, что это ребе­нок — его. Может быть, женщина сошла с ума? Но она выглядит совершенно нормальным челове­ком. Зачем же причинять такую дикую боль мужу, да еще и во время беременности? Свое по­ведение она объясняет знакомому врачу, причем произносит при этом очень странную фразу: «Я не хочу рожать мертвых детей».

Муж пытается простить ее. Но вспыхивающее возмущение ослепляет его и делает ненавидящим. Он собирает все свои силы и прощает ее, но требу­ет сделать аборт. Она отказывается. Он говорит, что любит ее, примет ребенка и простит, но потом опять срывается в ненависть и осуждение. И сно­ва пытается простить ее, сохранить прежнее отно­шение к ней. Но нет, чужого ребенка он принять не в силах. Он вызывает своего брата вместе с врачом, и они насильно делают женщине аборт. Жена после этого умирает. Потом выясняется, что это было самоубийство, она приняла таблетки. И тогда главный герой понимает, что, если бы брат не согласился на его предложение, жена и ре­бенок остались бы живы. У него вспыхивает нена­висть к брату, который слишком легко поддался на просьбу убить человека. «Будь ты проклят», — говорит он брату. Через несколько минут у того останавливается сердце, и он умирает. Наши чув­ства и эмоции имеют волновую, полевую природу. Нашими чувствами мы можем дотянуться до кого угодно, убить кого угодно. Главный герой убивает своего брата. А затем оставляет детей соседям, кладет в машину пистолет и едет убивать того че­ловека, от которого, как он считает, забеременела его жена.

В бардачке машины он находит письмо, кото­рое написано женой и которое прочитал его брат после ее смерти. В письме говорится, что ребенок был его, и что жена, видя и чувствуя абсолют­ную внутреннюю черствость мужа, пыталась про­будить в его душе любовь. Через унижение буду­щего, через крах идеалов. Он должен был побе­дить чувство правоты и превосходства, он должен был поставить любовь выше идеалов и принципов. Он не смог этого сделать. Из-за этого погибли три близких ему человека. Но он все-таки сделал пер­вый шаг — сумел простить ее. Поэтому он не уби­вает себя. Он садится в машину и возвращается назад к детям. Он будет пытаться выстроить но­вую жизнь: в этой жизни любовь будет важнее принципов и правоты.

-ö-ö-

Ощущение абсолютной собственной правоты — это и есть дьяволизм

Ощущение абсолютной собственной правоты — это и есть дьяволизм

Я — программист, что само по себе диагноз. Свои проблемы я более или менее знаю, так или иначе справляюсь с ними, пусть и не на все сто.

Но вопрос не обо мне, а о моей любимой жене. Более года назад с тестем случилась беда — тяжелейшее заболевание почек, селезенки. Тесть — человек военный, не склонный к религи­озному мышлению, но моя жена, тем не менее, решила «вытащить» его по-своему. Вот уже год тесть соблюдает все посты, молится каждое утро. Он поправился, слава Богу, уже практиче­ски здоров. Но изменился характер моей жены. Увы, не в лучшую сторону. Появилась несгибае­мая уверенность в собственной правоте. Около года я не придавал этому особого значения, но сейчас это приняло невыносимый характер. Ее мнение бесспорно, ее решения окончательны и обсуждению не подлежат. Кто виноват, в ком причина, во мне или в ней? В общих чертах Пра­вославия, претендующего на статус единствен­но верного исповедания? Прошу Вас, помогите, всего несколько строк могут подсказать нам правильный путь.

Вы, наверно, замечали, что параноидальные симптомы проявляются у незаурядных личностей. Откуда они берутся? Дело в том, что наши жела­ния — это эмоции, охватывающие прошлое, насто­ящее и будущее. Чем масштабнее наши чувства, тем дальше уходят они в будущее, а значит, тем силь­нее может развиваться интуиция, спонтанное виде­ние, воздействие на окружающий мир. Чем масш­табнее желания, чувства человека, тем выше уро­вень энергии и тем большего он может добиться в жизни. Представьте себе умного, способного, та­лантливого, но одновременно пассивного, застенчи­вого, боязливого человека, а рядом с ним посред­ственность, обладающую бесстрашием, энергией, волей и огромным честолюбием, то есть масштабом желаний. Вы понимаете, кто из них будет занимать руководящий пост. Умный в лучшем случае будет заместителем или исполнителем. Чем сильнее у че­ловека контакт с будущим, тем мощнее он воздей­ствует на настоящее и управляет им. Многие цели­тели именно так и лечат. Они в контакте с тонкими планами, чем и пользуются. Вы понимаете, что та­кое лечение помогает телу, но вредит душе. Потому что его целью является не познание мира и полное изменение человека, а вытягивание только физиче­ского параметра.

Когда человек обращается к Богу посредством любви, он значительно увеличивает масштаб своих человеческих чувств. И тогда может открыться воз­можность лечить, видеть будущее, могут раскрыть­ся сверхспособности. Если нет жесткого приоритета Божественной любви над всем человеческим, тогда человека незаметно затягивает поклонение своим желаниям, будущему, духовности и т. д. Такой ме­ханизм достаточно распространен.

Вот откуда притча о дьяволе — ангеле, который был ближе всего к Богу и потому получил гораздо большую вспышку способностей, чувственности. Он утерял контакт с Богом, перестал чувствовать в себе приоритетность Божественного и переродился в дьявола. Помню, как одна женщина сказала мне: «Чем больше молюсь, тем больше хочется ругаться матом». Она была в шоке и считала себя ущербной. Я объяснил ей, что это естественный процесс. Чем сильнее мы устремляемся к Богу, тем больше уси­лий требуется нам для преодоления человеческого. Не каждый в силах выдержать это. Поэтому, чтобы выжить, не распасться душой, необратимо устрем­ленные к Богу люди облегчали себе задачу отказом от денег, секса, обильной еды, общения, удалялись в монастыри и пещеры. Когда порция Божественно­го получена, когда она переплавилась в человече­ское, когда наработан механизм преодоления зави­симости от обретенного счастья, тогда эта информа­ция может быть получена другими без опасности погибнуть.

Параноидальность проявлялась у человека, кото­рый видит вроде бы ясную картину. Он лучше по­нимает, что делать, у него лучше интуиция, он про­считывает любую ситуацию и постепенно привыка­ет к тому, что он всегда прав, забывая о том, что истинное абсолютное знание таится в душе каждого человека. Правильное, дальновидное понимание мира всегда будет уступать Божественной истине, всегда будет в какой-то степени противоречить Бо­жественной логике и никогда не будет совер­шенным.

При обращении к Богу последующее смещение на человеческое можно усилить и можно ослабить. Если мы обращаемся к Богу, потеряв свои желания и цели, если мы отбросили сознание и ощутили без­защитность, тогда Божественное превращается в че­ловеческое естественно и спокойно. И такое челове­ческое продолжает нести в себе любовь, постоянно ощущая собственную вторичность. Если же мы об­ращаемся к Богу с затаенными желаниями и целя­ми, это означает, что в нашем подсознании челове­ческое все-таки первично, а значит, оно всегда будет пытаться подавить Божественное и стать дья­вольским.

У вашей супруги обращение к Богу было сред­ством исполнения своих желаний. Целью была жизнь, здоровье, желание помочь близкому челове­ку. Когда она обращалась к Богу, масштаб ее воз­можностей становился намного больше, но подсо­знательная корысть побеждала любовь. Спасая здо­ровье своего отца, она в определенной степени вредила своей душе. Поэтому, как вы понимаете, претензий к Православию быть не может. Я думаю, для начала жене можно объяснить, что ощущение абсолютной собственной правоты — это и есть дья­волизм. Абсолютная правота подразумевает абсо­лютные знания, а человеку они недоступны. Только Творец владеет ими. Раздражительность, осужде­ние, непререкаемость мнения, жесткость в отноше­нии к людям — все это признаки утраты Божест­венного и торжества человеческого.

Возвращаясь к Православию, скажу: поскольку смирение — одна из главных добродетелей, вы можете помочь жене не только словами, но и поведением. Если в эти мо­менты вы сможете сохранить чувство любви, я ду­маю, вашей жене со временем станет лучше.

-ö-ö-

Обиды на судьбу, неприятие своей судьбы – это путь к самоликвидации

Обиды на судьбу, неприятие своей судьбы – это путь к самоликвидации

Некоторое время назад я был в Испании в компании, и вдруг одному мужчине стало плохо – начались дикие боли в пояснице. Я спросил у его русской подруги, давно ли у него такие боли.

– Уже несколько лет, – сказала она. – Это что-то вроде радикулита. Он сам врач, но ничего не может с этим поделать. А в чем причина?

– В понижении главной жизненной энергии, – ответил я. – У человека, как минимум, два вида энергии – внешняя, связанная с физическим телом, и глубинная, связанная с тонкими телами. В Китае ее называют «ци», в Индии – «праной». С точки зрения восточной медицины, главная жизненная энергия находится в первой чакре, которая связана с мочеполовой системой. Когда падает энергия в почках, тогда появляются боли в пояснице, в копчике.

Врачи считают, что радикулит связан с защемлением нерва. На самом же деле, причиной радикулита является понижение жизненной энергии. Старческий радикулит обычно связан именно с этим.

– А что ожидает моего испанца через несколько лет? – спросила женщина.

– Жизненная энергия связана с душой. Если в душе есть какое-то неблагополучие, энергия падает. Сначала энергию теряют органы мочеполовой системы, а потом и другие органы тела. Могут начаться тяжелые хронические болезни.

Этим летом я опять оказался в компании со знакомой мне парой. Испанец выглядел неважно, ходил с тростью.

– Как у него со здоровьем? – поинтересовался я у его подруги.

– Очень плохо, – вздохнула она. – Он вынужден был уйти с работы. У него проблемы с суставами, начали гнить кости.

– Не хочу заниматься диагностикой, но давайте попробуем дать ему шанс, – предложил я. – Такая потеря энергии – это, скорее всего, результат сильнейшего стресса, который он испытал. Судя по всему, у него в жизни были какие-то события, которых он не смог принять. Он подсознательно продолжает бороться с Божественной волей.

Обиды на судьбу, неприятие своей судьбы – это путь к самоликвидации. Ведь на тонком плане обида – это убийство. А поскольку судьба включает в себя не одну жизнь человека, то обида на судьбу – это попытка убить самого себя, причем не только в одной этой жизни.

Пусть он пересмотрит свою жизнь, пусть вспомнит и примет все то, что произошло когда-то. И пусть простит всех, включая самого себя и свою судьбу.

– А чего вспоминать-то? – произнесла женщина. – Он до сих пор не может простить свою жену, с которой развелся 15 лет назад.

– За что же он не может ее простить?

– За смерть единственного сына. Красавец, умница, сын разбился в автокатастрофе лет десять назад.

– Так пусть для начала попробует простить жену.

– А он уверен, что простил. Он и правда старался простить, в церковь ходил… – женщина устало махнула рукой.

– Он-то простил, но душа его – не простила. Одной или двух попыток покаяния и прощения – мало. Для того чтобы наша поверхностная эмоция проникла вглубь подсознания, она должна повторяться сотни и сотни раз или быть очень сильной. И для того чтобы нейтрализовать ее в подсознании, также нужны сотни попыток. Причем это только первый этап. А потом нужно изменить свой характер так, чтобы при повторении ситуации не совершить больше подобной ошибки.

Изменение характера – процесс довольно мучительный. Один из главных признаков гордыни – это нежелание меняться, это неумение изменить отношение к происходящему. Гордыня – это непонимание того, что Божественная воля всегда работает на благо нашего высшего «я», на спасение нашего контакта с высшим «я», – даже если при этом происходит ущемление нашего глиняного «я» через болезни, несчастья или даже смерть.

Страдания должны побуждать нас не к ненависти, а к любви. Неудачи и потери должны подталкивать нас не к обидам и унынию, а к изменениям и развитию.

Один из главных врагов на пути к душевной и физической гармонии – это сказочное, мифическое понятие гордыни. Какой-то ангел когда-то возгордился. Всего-навсего. А у людей из-за этого проблемы.

-ö-ö-

Новая система диагностики и индикатор правильности поведения

Новая система диагностики и индикатор правильности поведения

Очередной радужный фейерверк вспыхивает в черном небе. Я отвлекаюсь от своих мыслей и с ин­тересом наблюдаю за салютом. Сегодня, 7 мая 2008 года, в России состоялась инаугурация прези­дента. А здесь, в Израиле, празднуется 60-летие воз­никновения государства. Утром в 11 часов был гудок и минута молчания в память о тех, кто погиб. У меня в это время как раз проходила вторая часть семина­ра. Мои мысли отвлекаются от салюта. Есть неболь­шое открытие. Похоже, наконец-то картина сложи­лась и найдено объяснение одной из самых загадоч­ных и непонятных болезней, количество страдающих которой растет в угрожающих размерах, — шизоф­рении.

Я вспоминаю картины популярного французского художника, репродукции которых я видел в ка­ком-то журнале. Сюжет был один, но каждая новая картина отличалась от предыдущей, потому что по­степенно распадалось сознание. Поначалу изящные, красиво очерченные предметы начали расплываться и разрушаться. Логические связи рвались. Затем разрушались связи эмоциональные и в самом конце, незадолго до смерти художника, картина преврати­лась в абстракцию. Внешний и внутренний смысл был утрачен.

Сколько раз я ни смотрел больных шизофренией, у всех на тонком плане выходила одна и та же при­чина — ревность. Но у ревнивых людей бывают проблемы с глазами, ушами, суставами, сахарный диабет, в конце концов, рак. Почему же ревность иногда приводит к шизофрении? Я пытался объяс­нить это следующим образом. Когда человек не только привязчивый, но и гордый, его сознание мно­гократно усиливает ревность. А поскольку жизнь сначала возникла как полевая структура, то есть духовная составляющая первична, остановить без­удержную ревность можно расщеплением сознания.

Но откуда берется эта ревность? Почему один ревнует, а другой может простить? Вероятно, образ жизни и питание могут усиливать ревность. Я вспо­минаю разговор с одной женщиной. Ее младшему сыну, которому уже за тридцать, неожиданно был поставлен диагноз «шизофрения». Перед этим было перевозбуждение, какие-то навязчивые сверхценные идеи, агрессивность. А причина шизофрении кры­лась во внутреннем состоянии матери и бабки. Опять я увидел здесь ту же причину — концентрацию на сексуальности, ревность, но в этот раз решил коп­нуть поглубже. У женщины оказалась мощная агрес­сия к собственной судьбе, то есть еще в юности, до появления на свет детей, она пошла против своей судьбы.

Я долго размышлял над тем, что же такое совесть. Ведь каждый человек оценивает одни и те же собы­тия по-разному. Потом понял, что все-таки есть еди­ная точка зрения для любого живого существа. Если отрекаешься от любви или убиваешь ее в душе друго­го, то включается универсальный камертон, который называется совестью. Разрушение единства с други­ми людьми, отказ от сострадания и помощи, нанесе­ние ущерба душе в угоду телу и его инстинктам — все это чувствует каждый человек и где-то в глубине души понимает опасность и недостойность таких дей­ствий. Религия обычно помогает поддержать пра­вильное направление, но иногда религиозные запове­ди могут войти в противоречие с любовью, потому что наше сознательное толкование великих истин всегда в какой-то степени их искажает.

Совесть — это камертон, работающий в резонансе с любовью, соединяющий нас с Творцом и Его волей. Судьба каждого живого существа имеет главное предназначение — усилить его единство с Первопри­чиной. Я пытаюсь понять, что же натворила эта жен­щина. Оба ее сына не женаты, у обоих огромная под­сознательная концентрация на сексе, вплоть до гомо­сексуальных наклонностей. Полный развал в личной жизни, то есть фактически это вымирающий род. А вдобавок ко всему — шизофрения.

У этой женщины во времена ее молодости была тринадцатикратная, по сравнению с критическим уровнем, агрессия к любви, и это было связано с сек­суальной сферой. «Может быть, муж изменял или хотели расстаться, — думаю я. — Может быть, при­ревновала и жить не хотела».

Мои мысли прерывает новый салют. «Странно, — думаю я, — чего-то не хватает в празднике». А потом неожиданно понимаю, что люди смотрят салют мол­ча. В России бы кричали «ура», активно выражали бы свои радостные чувства. Все же, по сравнению с Западом, здесь, в Израиле, люди гораздо теплее, ве­селее и общительнее. Ощущение внутренней теплоты при общении людей присутствует. Наверное, кроме России, Израиль — единственная страна, где я мог бы жить. Хотя, в отличие от России, внутреннее не­благополучие у этой страны достаточно сильное.

Если я собираюсь в какую-то страну и мне стано­вится плохо, это очень неважный знак. Моя обо­стренная чувствительность входит в резонанс с энер­гетикой страны.

Весной 2008 года я вылетал в Токио. Перед отъез­дом в аэропорт неожиданно началась потеря сил, возникла дикая раздражительность. Я чувствовал, что происходит что-то необъяснимое. Хотелось про­сто лечь и умереть. В какой-то момент я понял, что это связано со страной, куда я лечу. Концентрация на судьбе и на будущем у Японии оказалась огром­ной, причем в ущерб Божественному камертону, ко­торый находится у нас в душе. Поэтому у меня по­шла программа самоуничтожения.

Как же живут японцы, если я начинаю сходить с ума даже от предварительного прикосновения к энергетике этой страны? Непонятно. Хотя есть такой феномен: если человек ест что-то невкусное и непо­лезное, первая его реакция — отвращение. Но если убедить себя, что это полезно, или через силу застав­лять себя есть, внутренний камертон перестает ра­ботать.

Так вот, перед вылетом в Японию около полутора часов у меня было ужасное состояние. Даже появи­лась мысль об отмене путешествия. Но все же я по­летел, и вскоре все пришло в норму. Потом целую неделю я пытался понять: почему у Японии такой невероятный страх перед будущим и неприятие судьбы?

Несколько дней я с семьей находился в двухстах километрах от Токио. За пару дней до отъезда мы вернулись в столицу, для того чтобы ее осмотреть. Остановились в гостинице «Империал». И в этот ве­чер произошло событие, которое подтолкнуло меня к пониманию. Это было землетрясение. Я лежал в гос­тинице на кровати, а жена с сыном разбирали чемо­даны. Внезапно кровать стала раскачиваться. Шкаф, вделанный в стену, стал потрескивать. Это говорило о том, что стены пришли в движение. Кровать коле­балась все сильнее. Жена повернулась и, поглядев на меня, строго сказала: «Перестань раскачивать кровать». «Вместе с гостиницей», — подумал я. По моему ощущению, землетрясение было силой в 4-5 баллов.

Я с любопытством продиагностировал себя и уви­дел те самые эмоции — страх за будущее и неприя­тие судьбы. Я лежал и думал, что теперь мне поня­тен секрет экономического рывка Японии и высокого уровня нравственности, который присущ японцам.

Одна из главных причин этого — землетрясения. Когда знаешь, что в любой момент может быть поте­ряно будущее и разрушена судьба, подсознательное устремление к Богу растет. Люди стараются спло­титься и объединиться. Понятие нравственности при­суще именно коллективному сознанию. Крепкие се­мейные отношения, развитое коллективное сознание, готовность помогать, заботиться и жертвовать — все это делало японцев подсознательно верующими.

Поскольку в стране всегда было мало деревьев, леса, с отоплением домов всегда были проблемы. В частном японском доме до сих пор по утрам темпе­ратура всего на несколько градусов выше нуля. Плюс тайфуны, ураганы и землетрясения. Для того чтобы выжить, нужно иметь силу духа, а она форми­руется верой, нравственностью и заботой друг о дру­ге. Давным-давно я услышал историю, которая хоро­шо демонстрирует характер японцев. Еще в совет­ское время приехавший в Японию режиссер спросил у японца-секретаря:

— Мне сегодня звонили?

— Да.

— А кто звонил?

— Никто.

Коллективное сознание — сильнейший ускори­тель развития. Как, впрочем, и деградации, если об­щество выбрало неверную систему целей. Раньше в ответ на любой катаклизм рядовой японец испыты­вал не страх и сожаление, а любовь и желание по­мочь ближнему. Сохранение любви в болевой ситуа­ции называется смирением. В ответ на боль не рож­дается ненависть, осуждение или уныние.

После Второй мировой войны японцы получили американскую экономику и культуру. Высокий уро­вень нравственности и единства был закреплен не столько религией, сколько традициями. И насаждае­мые западные образцы общения и восприятия мира стали разрушать эти традиции очень быстро. Боль­шинство японцев хотят быть похожими на европей­цев, они внутренне поклоняются им и перенимают их нравы.

Сейчас в Токио около сорока процентов одиночек. Коллективное сознание постепенно утрачивается, происходит кардинальное изменение восприятия мира. Интересы тела становятся важнее интересов души, и любой подземный толчок рождает паничес­кий страх за свое тело и будущее. Все это накаплива­ется в подсознании японцев.

Когда будет пройдена точка невозврата, что-то произойдет. Судя по моему состоянию перед поезд­кой, энергетика страны недалека от этой точки. Сла­бую душу несчастье убивает, сильную делает силь­нее. Сила души заключается в умении любить и определяется количеством любви в ней.

Резко увеличившееся благосостояние страны и ин­дивидуалистическая манера мышления, прививаемая европейцами, сделали японцев внутренне беззащит­ными перед стихией. Программа самоуничтожения в масштабах целой страны рано или поздно приводит к войне, катаклизму, эпидемиям или к медленному вы­миранию народа. Мне не хочется смотреть будущее Японии. Уже несколько десятилетий все люди на земле представляют собой единый народ. Будущие проблемы Японии — это проблемы всего человече­ства.

Когда я летел в самолете, направлявшемся в Из­раиль, мне тоже стало плохо, но несколько иначе. Сначала я достаточно хорошо себя чувствовал, а по­том вдруг стало тяжело дышать, появились хрипы в легких. «Через час я просто задохнусь», — подума­лось мне. Почему-то концентрация на благополучной судьбе выросла у меня в десятки раз. Уровень гор­дыни зашкаливал. Ощущение превосходства над другими, жесткое неприятие своей судьбы полезло из всех щелей. Я понял, что настроился на энергети­ку Израиля. Начал молиться, и через полчаса хрипы исчезли, а еще через час я стал нормально дышать. На следующий день на семинаре мне написали такую записку: «Как преодолеть чувство превосходства над другими, ведь этой темой — богоизбранностью — болеет вся страна?»

Я летел в самолете и пытался убедить себя, что мое тяжелое состояние не связано со страной, куда я лечу. В аэропорту не удержался и продиагностировал самых ярких представителей израильского наро­да. Ортодоксальные евреи в шляпах, очках и с пей­сами, одетые во все черное, двигались величаво и с достоинством. Я надеялся, что по сравнению с пре­дыдущими годами что-то изменилось, но увидел ту же картину. Я посмотрел семь человек, и у всех было то, что я называю «смерть в поле». А ведь эти люди много времени тратят на изучение священных книг и молитвы.

Раньше я видел у них сильнейшее неблагополу­чие, но не задумывался о его причинах. А сейчас я у каждого увидел внутреннее чувство превосходства по отношению к другим, поклонение своей судьбе, презрение к людям, стоящим ниже их по рангу, же­сткое разделение на добро и зло. То есть эти люди молились на свое будущее и благополучие, может быть, даже не осознавая того. И, судя по всему, Бог был для них не целью, а средством для укрепления и защиты своего духовного благополучия.

В последнее время я придумал новую систему диа­гностики. Глядя на человека, я брал информацию о том, какие из десяти заповедей он нарушает, а потом пытался связать это с болезнями. Диабет, напри­мер, — это нарушение первой, второй, седьмой и де­сятой заповедей, то есть утрата устремления к Богу, создание себе ложных кумиров, поклонение сексу и зависть, переходящая в ревность. Псориаз — это на­рушение первой, второй, третьей, седьмой и десятой заповедей. А вот онанизм, как ни странно, — это на­рушение шестой и седьмой заповедей. То есть тот, кто увлекается онанизмом, занимается убийством и прелюбодеянием, даже не подозревая об этом. Его цель — всего-навсего получить удовольствие, а его потомки могут быть убийцами и развратниками, мо­гут иметь большие нарушения в психике, и врачи по­том будут биться в догадках, почему нормальный на вид человек вдруг совершил изнасилование и убий­ство.

У ортодоксальных евреев, которых я диагности­ровал, по соблюдению заповедей было все прекрас­но, кроме одной — «не сотвори себе кумира». Здесь нарушение превосходило опасный уровень в десять-пятнадцать раз. То есть происходило подсозна­тельное смещение устремления к Творцу. Когда сла­бо выполняется первая заповедь, начинается нару­шение второй. Для этих людей, неистово верующих и свято выполняющих заповеди Торы, целью была не любовь и единение с Творцом, а ощущение духов­ного величия, высшей защищенности, ожидание ду­ховных и материальных благ за честное служение Богу.

Получается, что подсознательно они молились на свою благополучную судьбу и ожидали за это награ­ды. «Бог меня любит, а вас — нет», — наверное, звучало в подсознании каждого из этих верующих людей. Чем больше концентрируешься на своем бла­гополучном будущем, тем агрессивнее становишься при его возможной утрате. Видимо, поэтому в Изра­иле так часто случаются теракты. Страх за будущее здесь незримо витает в воздухе. И как это ни печаль­но, он обусловлен не столько внешними, физически­ми событиями, сколько внутренним состоянием изра­ильтян.

Эмоция первична по отношению к событию. С нами произойдет то, что соответствует нашему глу­бинному эмоциональному состоянию. Десять лет на­зад, когда я впервые появился здесь, я видел очень высокий уровень гордыни, связанный с недовольст­вом своей судьбой. И я честно говорил людям: «Проблемы будут, их будет все больше». У каждого человека, душа которого утрачивает связь с Богом, появляется болезнь как спасение души. У каждого бывает своя болезнь. Так же и у государств: каждая страна болеет по-своему. У любого народа и страны есть общее результирующее направление, и оно определяет, что произойдет с народом или государ­ством.

Те, кто изучает Тору, говорят, что по ней можно предсказывать будущие события. На Израиль долж­ны напасть 72 иностранных государства, так мне го­ворили. И это время уже не за горами. Почему — не объяснено. А с моей точки зрения, пока это предска­зание соответствует внутренней энергетике страны. Подсознательная агрессивность к судьбе и неприятие ее огромны.

Как выглядит недовольство судьбой, я знаю. Я не­давно говорил с таким человеком. После одного се­минара ко мне подошла женщина и попросила по­мочь ее мужу.

— Сейчас он в реанимации, — сказала она, — ему разрезали горло и вставили туда трубки. Он не может дышать, поэтому нужна искусственная венти­ляция легких. Диагноз — «боковой амиотрофиче­ский склероз». Сначала слабеют, а потом начинают отмирать мышцы рук и ног. Последними перестают работать мышцы грудной клетки. Человек попросту задыхается.

Мне ничего не хотелось отвечать этой женщине. Человек уже практически умер. Вытаскивать его с того света для меня могло быть слишком опасно. И я ответил ей так:

— Муж связан с вами. Если вы изменитесь, вы ему поможете. Его я смотреть не буду.

Через неделю она позвонила и сказала, что муж начал дышать, пошло выздоровление. Я согласился несколько минут поговорить с ним. Я знал, что вра­чи ему ничем помочь не смогли, что эта болезнь счи­тается неизлечимой и причины ее не ясны. Но у меня на приеме были пациенты, которые преодолели эту болезнь, и он об этом тоже знал.

— Вы, наверное, хотите узнать, почему к вам при­шла эта болезнь? — сказал я. — Сейчас объясню. Есть десять заповедей, которые помогают человеку прийти к Богу. Смысл их состоит в том, что человек должен сдерживать свои животные желания и ста­раться раскрыть свою Божественную суть. Наша жи­вотная часть ориентирована на получение, отнятие, заимствование, а Божественная начинается с обрат­ного — со стремления отдать, пожертвовать, позабо­титься. Но для внешней и внутренней жертвы нужно много энергии. Нужна энергия, а ее мы получаем от Бога. Поэтому чем больше мы хотим жертвовать, от­давать и творить, тем сильнее у нас должно быть устремление к Богу через любовь.

Наше животное начало хочет получить и обижает­ся, когда ему не дают. Наше Божественное «я» хочет отдавать и ищет все новые формы отдачи — формы творчества и собственной реализации. Животный уровень — это недовольство и уничтожение того, что не нравится, а Божественный уровень — это любовь, воспитание и изменение того, что нам не нравится.

Если исходить из животного начала, нам придется уничтожить все во вселенной, потому что нет ничего, что бы полностью нам нравилось, какой-то недоста­ток всегда найдется. Это вполне понятно, ведь абсо­лютного совершенства во вселенной быть не может. Степень совершенства определяется количеством любви в объекте. Полностью совершенен только Тво­рец. Он олицетворение абсолютной и всеобъемлю­щей любви.

Так вот, причина вашей болезни — недовольство судьбой. Как появляется болезнь? Человек поне­множку нарушает заповеди и нравственные законы. Он привыкает подавлять любовь, отказываться от нее и управлять ею. Этот процесс происходит в душе, и человек ничего не чувствует. Но поскольку вселенная едина не только в пространстве, но и во времени, все наши поступки тоже связаны воедино. И если мы сеем семена разрушения, разрушение мы и получаем.

Когда этот процесс начинает убивать души наших детей, мы, подсознательно спасая их, собираем уро­жай, посеянный нами самими. Все наши поступки, совершенные когда-то, возвращаются к нам через детей.

Вы не просто были недовольны судьбой и людь­ми, которые были посланы судьбой, вы это недо­вольство передали детям. А недовольство собой и судьбой, перешедшее в подсознание, — это неприя­тие Божественной воли, это богохульство. По сути, это попытка уничтожить судьбу и Творца. И закан­чивается она не точечным, а масштабным самоунич­тожением.

Вам нужно принять свою судьбу, увидев в ней волю Всевышнего. То, что с вами происходило, соот­ветствовало количеству любви в вашей душе. Не нравится судьба — меняйте вашу душу и через это — вашу судьбу. А незаметное самоубийство че­рез недовольство и обиды приводит к неважным ре­зультатам и у детей. Сумеете через себя привести в порядок души детей, молясь и меняясь, — ваша бо­лезнь пройдет. Все зависит от вас.

Новый залп фейерверка отвлекает мое внимание. «Надо будет вытянуть этого мужика, — думаю я. — Достаточно яркий пример того, что бывает с челове­ком, долгое время недовольным своей судьбой».

Мои мысли отвлекает тупая боль внизу живота. Она постепенно нарастает. Эта боль сигнализирует о том, что у меня начался отток энергии. Может быть, кто-то из пациентов «потянул на себя» или всплыли какие-то претензии? Диагностировать я могу только в совершенно отрешенном состоянии. В своем здо­ровье я кровно заинтересован, поэтому поставить диагноз самому себе бывает достаточно тяжело. Од­нако все же пытаюсь увидеть на тонком плане, поче­му я теряю энергию.

Для начала программа самоуничтожения в семь раз выше критического. Это или быстрая потеря им­мунитета и любое заболевание, а затем быстрая смерть, или рак. Тогда смерть будет медленной и му­чительной. Конечно, «лучше помучиться», как гово­рил герой популярного фильма, но уж очень мощная потеря энергии. Идет какое-то серьезное нарушение высших законов.

Неожиданно понимаю, в чем дело. Программа уничтожения в семь раз выше критической. Причи­на — семикратная концентрация на будущем, на ка­ких-то идеалах, планах и целях. Скорее всего, это мысль о том, что я вылечу этого человека. Ведь я же не имею права лечить. Я могу только помочь пациен­ту создать условия для выздоровления. Боль тут же прекращается. Значит, причина проблемы нащупана верно. Выздоровеет этот человек или нет, не мне ре­шать, это его судьба и его личные отношения с Бо­гом. А я, сунувшись со своей мыслью об излечении, подсознательно лишаю человека устремления к Богу и переключаю его на себя.

Налицо грубейшее нарушение первой и второй за­поведей. Он забывает о Творце и делает меня куми­ром. После этого позавидовал, приревновал — и по­лучаешь диабет. То-то мне никогда не хотелось рабо­тать целителем.

Действительно, все от Бога. Бог дает нам и лю­бовь, и жизнь, и талант, и любые возможности. Наше Божественное «я» всегда любит наше челове­ческое «я» и относится к нему как к ребенку — забо­тится, помогает, воспитывает. А если ребенок пере­стает уважать родителей, начинает им хамить и все их заслуги приписывает себе, он быстро попадает либо в больницу, либо в тюрьму.

Нашим родителем является чувство любви, из него создана вся вселенная. Каждый раз, когда мы от него отказываемся или относимся к нему с прене­брежением, мы за это отвечаем. Любовь — это энер­гия. Чем больше энергии, тем больше попыток изме­нить себя и окружающий мир. Для того чтобы пре­одолеть зависимость от будущего, интенсивность любви должна быть намного больше средней. Если есть обиды, недовольство и сожаление, — это пока­затель низкого уровня энергетики. При таком отно­шении зависимость от будущего вы преодолеть не сможете.

Первое, что нужно понять: осуждение, обида, не­нависть — это все формы педагогики, воспитания других. Но это самые примитивные формы воспита­ния. Как воспитывается живой организм в природе? Неправильно себя повел — получай смерть. То есть главным средством воспитания является уничтоже­ние несовершенных особей. Те, кто не хочет менять­ся, умирают.

В человеческом сообществе воспитание переходит на следующую ступень: в качестве воспитательного средства служит боль. Боль дает больше возможно­стей для изменения и развития. Поэтому основной способ воспитания, который до сих пор используют многие родители, — это наказание ребенка, причине­ние ему боли, если он неправильно себя ведет.

Обида, ненависть, осуждение — это прелюдия к агрессивным действиям. Но как это ни странно, аг­рессивная эмоция опаснее агрессивного действия. Внутренней ненавистью можно убить не только само­го человека, но и его потомков, и самому понести за это наказание.

Почему у наглых и жестких людей часто бывает прекрасное здоровье, а у людей деликатных, но обидчивых, судьба и здоровье разрушаются? Потому что вторые опаснее. У первых агрессия поверхност­на, она-то как раз и подталкивает к воспитанию. А когда человек воспитывает другого обидой, это уже воспитание не болью, а смертью.

Нужно не ругать за плохое, а хвалить за хорошее. Нужно не бить за ошибки, а награждать за правиль­ное поведение. Вам не нравится этот мир — сделайте его лучше. Вам не нравится, как люди к вам относят­ся, — сделайте себя лучше. Вы не нравитесь себе — сделайте свою душу лучше.

Самый главный индикатор правильности вашего поведения, будь то эмоции или поступки, — чувство любви. Если у вас в душе его много, то вы всегда сможете изменить человека, находящегося рядом с вами, и общий язык с ним найдете, а любой конф­ликт будет развивать вас, а не убивать.

Вспомните слова Иисуса Христа: Блаженны ми­ротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими (Мф. 5, 9). Весь мир — это объект для приложе­ния любви. Наша жизнь — это средство для любви. Любимый человек — это тоже средство для постиже­ния Божественного. Если мы этого не понимаем, лю­бимый человек становится средством для получения благополучия и денег. Не можем служить Богу — будем служить маммоне.

«Интересно устроен человек, — думаю я. — Не­достаток любви не позволяет нам соединить две про­тивоположности, новое и старое. Либо одно, либо другое. Сначала мы пытаемся вытравить, уничто­жить любые обиды, ненависть, агрессивность и сразу стать другими. А когда это у нас не получается, мы заваливаемся назад. Если же есть любовь, новая форма мышления некоторое время уживается со ста­рой, а потом старая постепенно ослабевает и от­ходит.

Авраам поверил в Единого Творца и готов был расстаться с жизнью. Даже своего сына Исаака он готов был принести в жертву. А его внук Иаков, сде­лав для себя окончательный выбор, уничтожил язы­ческих истуканов. Когда в душе мало любви, человек не может быть терпеливым, он хочет одним махом разрушить старое и построить новое. Даже времен­ное соединение нового и старого становится для него непреодолимой мукой.

Фейерверк закончился, и гуляющие толпы стали расходиться по улицам курортного городка. Пре­красная южная ночь. Народ кругом добродушный и веселый. Ощущение покоя и умиротворенности, но в душе у меня какое-то странное чувство, ощущение какой-то недоговоренности и недосказанности. Я пы­таюсь собрать мысли в единое целое, но что-то меша­ет. И вдруг я неожиданно вспоминаю. Шизофрения.

Я понял, почему то, что я называл ревностью, мо­жет привести к разрушению сознания. Я попробовал посмотреть, какие заповеди нарушала мать сына-шизофреника. Оказалось, что вторую, седьмую и девя­тую — поклонение кумирам, прелюбодеяние и лже­свидетельство.

При выяснении деталей все оказалось очень про­сто. В молодости женщина была достаточно привле­кательной, и сексуальность у нее превратилась в по­хотливость. Она вышла замуж по любви, но уже в первые месяцы изменяла мужу. А если главная цель сексуальных отношений — получение удовольствия, если тело радуется гораздо больше, чем душа, проис­ходит отказ от будущих детей и перевод энергии бу­дущего в сексуальную энергию — энергию страсти и желаний. Тогда включается механизм разрушения будущего. То есть внутренняя похотливость, закрепленная внешним поведением, начинает разрушать психику и сознание. Вот, вероятно, почему шизоф­рения передается по женской линии.

Я слышал, что в Соединенных Штатах шизофре­нию перестали считать болезнью из-за огромного числа страдающих ею. В материалистическом мире все просто: как только патология достигает опреде­ленного масштаба, ее автоматически начинают счи­тать нормой. Получается, что нравственно не то, что сохраняет любовь, а то, что сумело победить и захва­тить большую территорию, духовную в том числе.

Скорее всего, причина невероятного роста психи­ческих заболеваний в настоящее время обусловлена так называемой сексуальной революцией, которая произошла около пятидесяти лет назад. Сейчас глав­ным комплиментом женщине является следующий: какая ты сексуальная! Измена любимому человеку считается пустяком. Женщины, не задумываясь, делают аборты, упиваются своей похотливостью. И каждый день к ним приходит поддержка такого поведения с экранов телевизоров. Этот процесс зако­номерен, потому что нарушение первых заповедей неизбежно ведет к нарушению следующих.

Я вспомнил, как говорил одной пациентке: «Вам придется прикоснуться к Божественной энергии, сейчас она становится все активнее. Если вы не пройдете перетряску ваших высших духовных пла­нов, начнется следующий, более жесткий этап — чи­стка на чувственном уровне. Она может идти через измену, смерть близких, предательство, расставание с любимым человеком. Это принудительное очище­ние. Это потеря. Но есть и добровольное очище­ние — когда вы сами отказываетесь ради любви от исполнения ваших желаний и инстинктов, которые тянут вас от мужа в постель к другому мужчине. Если вы ради любви сдерживаете это чувство и не даете ему реализоваться, это жертва своими желани­ями и инстинктами в угоду любви. А любви без жертвы не бывает. Обуздывая свою животную энер­гию, мы повышаем шансы на то, чтобы направить ее на соединение с Творцом».

К энергии тоже приложимо понятие инерции. Благодаря инерции застывшая энергия становится предметами и явлениями. Если нашу энергию мы на­правляем в основном на животное начало, то чем сильнее оно закрепляется, тем большие страдания нам придется пройти для возвращения в состояние человеческое, не говоря уже о Божественном.

Захарова жестко осадила Кулебу после его слов о "российском трюке"

Картина дня

наверх