Друзья

10 353 подписчика

Свежие комментарии

  • Ирина Чернова
    Древние магию выкладывали в мегалиты⚠️🔮🌀🌌Ольянтайтамбо: дв...
  • Юрий Ильинов
    Уникальная аварийная посадка на Соколе. Невероятная история о посадке прямо на московской улице. Этот случай произоше...Раскрыта загадка ...
  • Юрий Ильинов
    Беспредельность ч.2, 614 Насыщение пространства настолько важно, что нужно придать самое главное значение качеству на...Ольянтайтамбо: дв...

Смысл жизни. Неправильное мировоззрение рождает неправильный характер.

Смысл жизни. Неправильное мировоззрение рождает неправильный характер.

Смысл жизни. Неправильное мировоззрение рождает неправильный характер.

 

Самым масштабным из всех эмоций является чувство любви. Оно меньше всего связано с сиюми­нутными событиями и имеет минимальную зависи­мость от окружающего мира. Чем выше чувствите­льность человека, чем масштабнее его чувство любви, тем больший объем пространства и времени он моделирует и контролирует, управляя ими. И соответственно тем больший интеллектуальный и духовный размах возможностей он может иметь.

Агрессивность есть форма защиты. Она появля­ется тогда, когда живое существо не может конт­ролировать ситуацию, в которой оно оказалось. Следовательно, чем больший масштаб любви в душе человека, тем меньше агрессивных эмоций ему нужно для управления ситуацией. Если лю­бой объект на тонком плане занимает всю Вселен­ную, значит, должно быть абсолютное чувство любви, своим масштабом охватывающее всю Все­ленную и рождающее все во Вселенной. И каж­дый объект во Вселенной носит в себе это чувство как абсолютную программу. Следовательно, чув­ствительностью обладает как живая, так и нежи­вая природа. Раз неживая природа имеет чувстви­тельность, значит, мы можем говорить о наличии у нее определенных форм сознания, понимая, что и чувствительность, и сознание в неживой природе присутствуют на полевом уровне.

Вселенная появилась из точки, и несмотря на по­стоянно появляющиеся новые формы пространства и времени, продолжает оставаться единой. И наско­лько любой человек будет увеличивать свои воз­можности к сохранению и увеличению чувства люб­ви, насколько меньше это чувство будет зависеть от окружающих событий, настолько ближе будет чело­век к изначальному знанию и настолько больше бу­дут развиваться его возможности управления окру­жающим миром и гармоничного развития.

Старшеклассники подготавливаются к новой жизни, которая намного масштабнее предыдущей. Насколько успешно они смогут моделировать со­бытия, понимать их, настолько успешно они смо­гут ими управлять. Насколько преподаватель по­может в развитии сознательного и чувственного способа познания, настолько их адаптация прой­дет легче.

В первую очередь познание производится чув­ственным, эмоциональным путем. Насколько пре­подаватель сумеет убедить старшеклассника, что внутреннее добродушие и чувство любви являют­ся главными условиями для адаптации в окружа­ющей жизни, настолько быстрее молодыми людь­ми будут пройдены мучительные и тяжелые ситуа­ции. Неправильное мировоззрение рождает неправильный характер. Неправильный характер рождает неправильные поступки. Неправильные поступки приводят к болезням, несчастьям и к за­крытию перспектив и возможностей.

Мировоззрение человека сводится к несколь­ким главным принципам:

В чем смысл жизни?

Что такое счастье?

Как стать счастливым?

Как правильно вести себя в обществе и в семье?

Как добиться большего в жизни?

Как сделать себя лучше?

Если ребенок считает смыслом жизни материа­льные ценности, его эмоциональный мир сужается и познавательные возможности тоже. Он изнача­льно имеет пониженную адаптацию к окружающе­му миру и отвечает агрессивными мыслями и по­ступками на любую нестандартную ситуацию.

Если старшеклассник целью и смыслом жизни делает развитие способностей и интеллекта, его эмоциональный спектр гораздо шире. Поэтому уровень счастья, возможности развития и адапта­ции к окружающему миру у него на порядок выше. И он, проигрывая первому сиюминутно, не­избежно большего добьется в будущем.

Но интеллект человека, способности, логика, какого бы масштаба они ни были, связаны с конт­ролем и управлением небольшого объема про­странства и времени. Поэтому в масштабных про­цессах адаптация такого человека не может быть высокой, и он обречен на долгие вялотекущие аг­рессивные эмоции по отношению к людям и окру­жающему миру. Соответственно, и масштаб агрес­сивных действий гораздо больше, а последствия тяжелей. Такие люди могут получать хронические неизлечимые заболевания и сплошную череду неп­риятностей и несчастий. Любая агрессивная эмо­ция потом будет разворачиваться в пространстве и времени как программа разрушения и уничтоже­ния окружающего мира. И чем дольше существует агрессивная эмоция, тем больше становится ее масштаб во времени и пространстве, выше ее ин­формационная плотность. Достигнув насыщения, программа от физического объекта переходит к его полевой структуре.

Единство на полевом уровне приводит к тому, что программа самоуничтожения, т. е. агрессив­ная эмоция, направленная к другому человеку, разворачивается и начинает уничтожать сам ис­точник, т. е. долго вынашиваемая обида, нена­висть, осуждение, желание отомстить рано или поздно превращаются в программу самоуничтоже­ния, в медленное или быстрое убийство.

Таким образом, мировоззрение, делающее глав­ной целью материальные или духовные ценности, изначально несет в себе агрессию и будущие проб­лемы.

Даже если человек ставит целью высшие духов­ные моменты — идеалы, мораль, нравственность, любовь к другому человеку или к группе людей, его эмоциональное познание Вселенной ограниче­но и, значит, подразумевает агрессивность.

Насколько молодой человек понимает, что целью и смыслом жизни в первую очередь являет­ся достижение уровня любви, из которого перво­начально возникла Вселенная, настолько все вто­ричные последующие цели будут связаны с глав­ной, и тогда возможности адаптации и познания мира будут максимальными.

Чем масштабнее эмоции любви, тем выше ее ин­формационная плотность, тем на более тонкий план она переходит и становится ближе к первона­чальному информационному плану.

Значит, чувство любви с разрушением физиче­ской оболочки человека продолжает существо­вать. В отличие от этого любые материальные и духовные ценности со старением и смертью мы те­ряем. Поэтому желание сделать смыслом жизни накопление материальных или духовных ценно­стей с самого начала несет в себе психотравму и непреодолимый стресс.

Следовательно, наше материальное благополу­чие, уровень наших способностей и интеллекта, уровень духовных возможностей и умение управ­лять окружающим миром определяются масшта­бом нашей чувствительности и в первую очередь возможностью испытывать чувство любви.

Чем сильнее зависимость чувства любви от ма­териальных и духовных моментов, от сиюминут­ных ситуаций, тем меньший объем пространства и времени оно охватывает и удаляется от первопри­чины. И наоборот, если человек концентрируется не на агрессивных эмоциях, а на добродушии и любви, и постепенно освобождается от зависимо­сти, связанной с окружающим миром, то он при­ближается к первопричине, получая возможность гармонично развиваться. Следовательно, человек, подавляющий любовь из материальных соображе­ний, из-за принципов и идеалов, даже из сообра­жений морали и нравственности, стратегические формы познания мира подчиняет тактическим. И поэтому рано или поздно потерпит крах.

Следовательно, чувство любви, наполняющее человека, является ценностью само по себе, и по­давление его не может быть оправдано ничем.

Мстительный, обидчивый человек пытается управлять окружающим миром из своих принци­пов, своей морали и нравственности. Масштаб его эмоций сужается, адаптация к миру понижается. И, следовательно, за этим следует новая волна аг­рессивных эмоций. Насколько человек сознатель­но отказывается от желания мстить, осуждать и обижаться, настолько расширяются его возможно­сти познания и управления окружающим миром.

Значит, насколько старшеклассник стремится со­хранить добродушие и концентрируется на увеличе­нии инерции чувства любви, настолько при любом размахе своей последующей деятельности его воз­можности управлять ситуацией и преодолевать поя­вившиеся трудности будут больше.

-ö-ö-

Гордыня и ревность всегда ходят рядом

Гордыня и ревность всегда ходят рядом

 

Уважаемый Сергей Николаевич, благодарю Вас за многолетний труд и помощь. Нам, людям, это очень нужно, а вопрос мой та­кой. У меня очень плохие отношения с матерью, хотя и она и я любим друг друга. Раньше все было хорошо, сбой произошел, когда у меня начался пе­риод полового созревания. А когда я вышла замуж, все стало совсем невыносимо. И с рождением каж­дого из моих детей все усугублялось. Когда родил­ся второй ребенок, она обвинила моего мужа в сек­суальной распущенности, и уже на следующий день она упала и разбила ухо — ее оперировали. Когда родился третий ребенок, она просто сошла с ума, стала вести себя неадекватно — все время проклинать, осуждать и обвинять всех вокруг.

Мой муж — очень добродушный и порядочный человек, он прочитал все Ваши книги и смог пре­одолеть большинство своих проблем, а также по­мог и мне понять ту информацию, которая напи­сана в Ваших книгах (восьмую книгу из серии «Диагностика кармы» я так и не прочитала, я просто засыпаю над ней. А все остальные, начи­ная с девятой, перечитывала уже много раз). Так вот, мой муж смог ее простить и относиться к ней как к ребенку, добродушно и спокойно, а я — не могу. Я ее прощаю, но общаться спокойно про­сто не получается, все заканчивается криками. Я практически перестала с ней разговаривать и запретила детям с ней общаться, после этого она стала мягче, просила прощения. Но как только я стала с ней добродушной, она снова начала осуж­дать и проклинать.

У нас в роду очень сильная гордыня, поэтому мужчины либо умирали, либо сильно пили, а маль­чики вообще не рождались уже много поколений. Я люблю своего мужа, полностью ему доверяю и все прощаю. Может быть, поэтому я первая, у кого родился сын и муж совсем не пьет. Мои род­ственники считают меня глупой, не понимают моего образа жизни. Я ко всему в этой жизни от­ношусь как к воле Божьей и не беспокоюсь, потому что знаю, что Он заботится обо мне. Но как вес­ти себя с матерью — этого я не знаю.

Подскажите, пожалуйста, как помочь ее душе и не навредить телу. И как преодолеть тему гор­дыни всего рода. (Моей маме 69 лет, она страда­ет эпилепсией почти всю жизнь, меня родила в 43 года. Мой отец погиб, когда мне было полгода.) Заранее благодарю Вас.

С любовью и уважением.

 

Гордыня и ревность всегда ходят рядом. Когда утрачивается любовь к Богу как высшая ценность, тогда главными ценностями становятся наше созна­ние и наше тело. А когда поклонение сознанию, то есть гордыня, превосходство подвигаются вплотную к смертельной грани, тогда человек кидается в про­тивоположность — в ревность. Он хочет срастись и быть единым с любимым человеком. Любимый чело­век должен быть его продолжением и должен давать ему только удовольствие и положительные эмоции.

Все, чему мы поклоняемся, должно быть вечным. Поэтому ревнивый человек хочет сделать отношения незыблемыми. У родителей перестройка отношений с детьми начинается в период полового созревания. Привычное подчинение, зависимость ребенка от родителей разрушаются, единая семья вдруг разде­ляется на родителей и независимого ребенка. У ребенка на уровне энергетики начинается соб­ственная личная жизнь. Внешний разрыв единства должен усиливать внутреннюю любовь и взаимопо­нимание, а для человека, утратившего любовь к Богу, счастье — именно в обладании внешними фор­мами бытия. Поэтому такая боль у человека привяз­чивого превращается в агрессивность. Следующий разрыв происходит, когда ребенок создает свою семью. Еще один этап — появление детей.

Человек с ослабленной любовью стремится к удо­вольствиям и наслаждениям. Он незаметно превра­щается в вампира, ему нужна энергия и положитель­ные эмоции других людей. Когда ребенок переклю­чает энергию на себя, на свою судьбу, на своих детей, у родителей может возникнуть ощущение не­счастья, потери. Происходит защита своей террито­рии и требование вернуться в прежнее состояние, от­сюда такое нестандартное поведение. Угождать и подчиняться людям эгоистичным и привязчивым нельзя. Потакание греху развращает не только греш­ника, но и того, кто это делает. Поэтому матери нуж­но демонстрировать любовь и прощение, с одной сто­роны, и жестко пресекать ее вампиризм, с другой. Наверное, матери стоит пойти в церковь. И для начала попытаться простить всех мужчин, поскольку претензии к близким разрушают любовь и усиливают нашу привязанность. Эпилептические припадки сбрасывают негативную энергию, появляющуюся при повышенной привязанности.

Кстати, меня как-то спрашивали, почему многие великие люди страдали эпилепсией. Объясняется это просто. В среднем воспитание человека, его религи­озное мировоззрение — это тот фундамент, на кото­ром вырастают его возможности, способности, интел­лект и умение управлять судьбой. Если масштабы личности человека, его эмоции и сознание превосхо­дят масштабы любви его души, не обеспечиваются интенсивностью любви, то избыток человеческого счастья ведет к гордыне, превосходству. Для того чтобы выжить, гениальный человек должен уйти в ревность. Тогда разваливается семья или не склады­вается личная жизнь, и неблагополучие в этой сфере отражается на состоянии тела.

Размер наших возможностей в среднем четко соответствует нашему умению любить, количеству внутренней энергии, которая является фундаментом наших способностей и любого человеческого счастья. Поэтому без христианства современная западная ци­вилизация и культура никогда бы не появились на свет. И поэтому, когда христианство начали подме­нять внешними формами, канонами и догмами, за­падная цивилизация стала неуклонно разрушаться. Проблема в том, что общество или отдельный чело­век не хотят или не умеют видеть проблему, пока не разразится несчастье.

Мне как-то одна женщина рассказала, что, когда она была беременна вторым ребенком, ее первый сын случайно травмировал себя и остался без глаза. Это была ревность ко второму ребенку, подсозна­тельная, невидимая. Могли быть травмы ушей, мог­ло быть воспаление суставов. И всего-навсего — рев­ность, испытанная матерью, ее невоздержанность в еде, алкоголе или сексе. Ее уныние от того, что любимый человек обидел и бросил, заложило фунда­мент для будущего несчастья.

Когда мы помогаем своей душе преодолевать по­клонение удовольствиям и наслаждениям, мы помо­гаем не только своим детям, но также и родителям.

-ö-ö-

Не хочу беспокоить своих родителей! Боюсь, у меня не будет выбора, кроме...

Не хочу беспокоить своих родителей! Боюсь, у меня не будет выбора, кроме...

Письмо, присланное недавно на сайт Сергею Николаевичу, и ответ Автора (ниже)

Сергей Николаевич!

Обращаюсь к вам за советом. Я физически инвалид, и мне нужен постоянный уход.

Родители заботятся обо мне, и к моей постоянной инвалидности добавились другие постоянные проблемы, которые продолжают возвращаться.

Мои родители уже недовольны, потому что они стараются изо всех сил и всё ещё не могут выйти из этого круга.

Я также подумываю о самоубийстве или уехать из дома в учреждение, которое мне не очень нравится, потому что там не так много заботы, как дома. Боюсь, у меня не будет выбора, кроме одного из этих вариантов, потому что я больше не хочу беспокоить своих родителей.

Я молюсь Богу днем ​​и ночью, прошу у него прощения, я тоже прошу его о помощи, но мои грехи настолько тяжелы, что болезни всё ещё сохраняются и приходят.

Я уже изменился с нуля, стараюсь не делать зла, очень рад помогать другим, если это возможно и в моих силах.

Я уже в отчаянии, прошу Вашей помощи, совета, – боюсь, я не смогу выйти из этой безвыходной ситуации самостоятельно. Я прошу Вас напрямую помочь Богу.

Даниэль

Республика Чехия

Прошу прощения за мой русский. Я использовал переводчик Google. Может, вы меня поймете.

*****************************************************

Ответ С.Н. Лазарева

В Библии сказано, что дети расплачиваются за грехи родителей. Значит уход за больным ребенком является искуплением вольных и невольных грехов.

Но искупление происходит, когда нет сожаления недовольства, уныния и у родителей, и у ребенка.

Инвалиду нужно думать о душе, раз тело ограничили и о том, чтобы любовь в душе была постоянной, ни от чего не зависела.

Любовь проявляется как оптимизм, бесстрашие, независимость, вера в свои силы, упорство в работе над собой, жертвенность, добродушие, радость, юмор, искренность, отсутствие сожалений и страхов за будущее.

Уныние и отчаянье приходят тогда, когда нет цели. Когда есть цель, и есть реальные попытки, жизнь в любом состоянии становится интересной.

Умереть мы всегда успеем. Надо отпущенные дни использовать для саморазвития — улучшения характера и, насколько возможно, физического состояния.

Йоги-монахи затачивали себя в крохотных кельях в неподвижности для отрешения и облегчения концентрации на единении с Богом. В любом состоянии можно найти возможности для душевного роста и развития.

Надо думать не о минусах, а о плюсах и возможностях. Они всегда есть. Кант говорил: "Один, глядя в лужу, видит только грязь, а другой — отражающиеся в воде звезды".

Надо не злиться на ситуацию и не унывать, а использовать её для развития души, в первую очередь.

Я видел два фильма о полностью неподвижных инвалидах. Они основаны на реальных событиях. Один инвалид покончил жизнь самоубийством, попросив это сделать знакомую девушку, а другой — пересмотрел своё отношение к жизни, научился не унывать у своего помощника-негра, который просто не мог унывать, — характер был такой.  А потом этот мужчина женился, и у него родились дети. У обоих был перелом шеи и полная неподвижность. И каждый выбрал свой путь.

Жизнь очень коротка. И в любом состоянии жизнь — это огромный подарок и ВОЗМОЖНОСТЬ, КОТОРУЮ МОЖНО ИСПОЛЬЗОВАТЬ для любви развития и счастья.

Умереть всегда успеем, — "дурное дело нехитрое".

О душе надо думать, а не о комфорте телесном своём или других.

-ö-ö-

Почему один человек может измениться, а другому легче болеть и умирать?!

Почему один человек может измениться, а другому легче болеть и умирать?!

 

Я консультировал одного человека, причем не один раз. Сначала дела у него пошли хорошо. А потом все стало медленно и неуклонно спол­зать вниз. Более того, когда он начинал молиться и работать над собой, было еще хуже. Причем это происходило настолько плавно, что я четко не мог уловить, в чем же причина. У пациента постоянно закрывалось будущее. Сколько я ему ни объяс­нял, что такое зацепка за идеалы, принципы, на­дежды, мечты, он начинал работать: было улуч­шение, а потом опять все «валилось». У пациента появилось ощущение, что в моей системе что-то не так.

— Похоже, вам лучше не работать над собой так, как я советую, — сказал я ему.

Фактически происходил последний разговор. Он напоследок выяснял какие-то детали и задал неожиданный вопрос:

— Скажите, я с детства мечтал о том, чтобы до­биться гораздо большего, чем другие, и денег иметь больше, чем другие, и быть лучше других. Я большой грех совершил?

Никакого греха не было, все было совершенно нормально. Он был изумлен.

— Как же так, а я был уверен, что это грех, и целый год отмаливал его.

— Неплохо для начала, — сказал я, — целый год заниматься самоубийством. Вот это и есть за­цепка за идеалы, которая все время выходила. Любовь рождает и духовное, и материальное. Лю­бовь — это и левое, и правое. Через любовь мож­но соединить все что угодно и примирить самые большие противоречия. Если же человек ориенти­рован не на любовь, а на духовность, то считается грехом все противоположное, т. е. устремления к материальному. Тогда обладание деньгами стано­вится грехом, сексуальные желания — также, же­лание многого добиться и многое получить подле­жит осуждению. Вам с детства прививали тради­ции духовности и одновременно впрыснули яд их приоритетности над любовью. А неправильное ис­пользование моей системы может быть очень опас­но. Мне кажется, в таком случае лучше вообще не браться.

— Хорошо, теперь я понял, что желание чело­веческого счастья не является грехом. А что же это тогда такое — зацепка за мечты, надежды и идеалы?

Я объясняю:

— Если вы просто хотите добиться большего, чем другие, — это нормально. Но если вы добива­етесь чего-то для того, чтобы кого-то унизить, кому-то отомстить, себя поставить над кем-то, то есть в вашем желании изначально кроется агрес­сия по отношению к любви, к людям, тогда это и есть зацепка за мечты, планы, цели, за будущее. В таком случае будущее закрывается, и вам не по­зволят добиться того, чего вы хотите, или при до­стижении цели можно потерять здоровье и жизнь.

Мне одна девушка рассказала об очень интерес­ной ситуации, которая у нее сложилась.

— Я начинала молиться, — говорила она, — и потом чувствовала, что просто летаю. Проходило некоторое время, и чем больше я молилась, тем больше почему-то начинала думать о деньгах. Причем неотвязно, до исступления. И если я пы­талась эти мысли уничтожить, выбросить, было еще хуже. Просто дьяволизм какой-то. И потом пропадало всякое желание молиться. Переставала молиться — становилось лучше.

— Вы просто молились не Богу и любви, а ду­ховности, — объясняю я, — то есть сначала вы молились Богу, и поэтому летали, как на крыль­ях, потом, постепенно, включалось сознание, и духовность вытесняла любовь, а вы этого не чув­ствовали. И чтобы рывок вправо не разорвал вас, вы, интуитивно, включали рывок влево, к матери­альному.

— А что же делать? Как молиться? — удивлен­но спросила она.

— Просто нужно понять, что любовь может быть и безнравственной, и безденежной, и ничуть при этом не пострадает. А вот деньги и нравствен­ность без любви рассыплются в прах.

Одна дама, прочитав все книги и просмотрев все видеокассеты с моими выступлениями, при­зналась мне:

— Все невероятно сложно, очень трудно все по­нять.

— Все невероятно просто, — ответил я ей, — все, что я написал, можно свести к нескольким фразам:

  • Всегда и везде сохранять любовь к Богу и увеличивать ее.
  • Во всем видеть и любить Бога, чувствовать высшую волю.
  • Не искать виноватых.
  • Принимать мир и людей такими, каковы они есть. Мир выходит из любви, наполняется лю­бовью, уходит в любовь и становится любовью.

Некоторые, к сожалению, анализируют детали в тех книгах, что я написал, забывая о главном. И наоборот, некоторые, прочитав одну книгу, мо­гут поймать ощущение главного, и в принципе можно уже не читать остальные книги.

Два примера, о которых мне рассказали мои пациентки. Первая рассказала историю своей сестры:

— У моей сестры был рак четвертой степени. Начался активный распад тканей и дикие боли. В июне она стала получать морфий. Она принима­ла его три месяца. Состояние ее все ухудшалось. В сентябре я ей дала прочитать ваши книги, пер­вую и вторую. Она прочитала их, многое поняла и пересмотрела. Ей стало лучше, но морфий она принимать продолжала. В декабре сестра отказа­лась от наркотика. Обратилась к врачам, чтобы провели повторное обследование. Врачи были в шоке — ни опухолей, ни метастазов не было. Еще через месяц она позвонила к вам в офис, и там ей достаточно грубо ответили. Она сказала, что в книги Лазарева больше не верит, в Библию не ве­рит. Через два месяца моя сестра умерла от рака.

— Ваша сестра прочитала только две книги, — объясняю я, — в четвертой же есть понимание того, что нельзя молиться на идеалы, духовность, благородство. Хотя рак у нее исчез, но причины заболевания еще оставались. Любовь и духовность для нее были одним и тем же. Ей было дано испы­тание на унижение духовности для сохранения любви. Она его не выдержала. И чтобы спасти душу — умерла. Нужно понять, что надежды, как и разочарования, — это чисто человеческие поня­тия. Надежды, как и разочарования, есть функ­ции сознания. Поэтому надеяться на Бога, как и разочароваться в нем, невозможно. Бога можно только любить.

Другая пациентка рассказала о своей подруге. У той были проблемы с мочеполовой системой, которые усиливались. Она обратилась к врачам, и те провели обследование. Диагноз был просто без­надежен. Рак, обширное метастазирование, опера­ция бесполезна. Для полной картины ей предло­жили прийти через неделю и еще раз провести обследование. Она пришла к своей подруге и со­общила, что обречена и что нужно готовиться к уходу. «Хоть тебе и все равно умирать, — сказала подруга, — почитай вот эти книги, на душе легче станет». За три дня больная прочитала все мои книги. Еще через четыре дня пришла на обследо­вание. На повторном обследовании ни опухолей, ни метастазов уже не было. Врачи развели руками и сказали, что, наверное, перепутали снимки.

Почему один человек может измениться, а дру­гому легче болеть и умирать, я до сих пор не по­нимаю. То, что я понял, я изложил здесь. Но чув­ствую, что за этим кроется нечто большее. Иногда складывается впечатление, что человеку закрыва­ют возможность захотеть измениться. Вероятно, страдания, болезни и смерти очищают душу луч­ше, чем мой метод. И если человек не прошел испытаний в форме различных страданий, то ему не позволяют понять и принять то, что я говорю.

Кстати, многие не могут выздороветь потому, что ждут слишком быстрых результатов. Как мне ска­зал один пациент:

— Я уже три дня работаю над собой, а резуль­татов не вижу.

— Вы три последние жизни неправильно себя вели, — отвечаю я ему, — и хотите за три дня все изменить. На сегодня изменились ваши мысли, и нет гарантии, что они завтра не вернутся назад. Если ваши мысли принадлежат лично вам, то ваши чувства — это одновременно чувства ваших детей и внуков, ваших близких. Агрессивные чув­ства топят окружающих, а добродушные — спаса­ют их.

Когда я был в Израиле, мне рассказали такой случай.

У одного мальчика был рак, и он медленно умирал. Врачи оказались бессильны. У ребенка был любимый футболист, и он попросил мать, чтобы та помогла ему увидеться с кумиром. Фут­болист пришел и пообщался с мальчиком. А потом привел всю свою команду. Они стали навещать его. У ребенка начало улучшаться самочувствие. Потом футболисты стали брать его с собой на со­ревнования. И мальчик выздоровел. Чувство ра­дости и любви сделало то, что не смог сделать ни один специалист.

Я вспоминаю поразительное письмо, прочитан­ное мной в одном из журналов.

У молодого парня, имевшего жену и ребенка, был перелом позвоночника, и он оказался прико­ван к постели. Врачи сказали, что ходить он не будет и что это навсегда. Через некоторое время он пытался покончить жизнь самоубийством.

И тогда жена сказала, что она никогда не бросит его; если он умрет, она тоже умрет вместе с ним. И тем же вечером в палате, несмотря на присут­ствие посторонних, у них был сексуальный кон­такт, и все получилось. А через несколько месяцев он встал и пошел.

Нужно раз и навсегда понять простую вещь — неизлечимых заболеваний нет.

Насколько мы можем удержать в душе чувство радости и любви, настолько сможем постепенно преодолеть любую болезнь.

Кстати, когда меня спрашивают, как опреде­лить, правильно человек движется вперед или нет, я отвечаю: «Усиление контакта с Богом восприни­мается как чувство радости и любви, которое не зависит ни от чего, что бы ни случилось. Пробить­ся к этому состоянию бывает иногда очень тяже­ло. И если кто-то из близких помогает в этом, то такой путь намного сокращается».

В принципе я помогаю пациентам делать то же самое. При этом использую знания и накопленный опыт, передавая правильное восприятие мира, ко­торое у меня складывается, формируется через та­кие же страдания и испытания.

Меня иногда спрашивают, почему нет улучше­ния, хотя есть долгая, напряженная работа. Я от­вечаю: «Если вы обратились к Богу и к любви, не ищете виноватых, то у вас уже есть результат, у вас уже пошло улучшение. Вопрос времени, когда это станет видимым и реальным. Одной из глав­ных проблем, препятствующих быстрым измене­ниям, являются загрязненные души потомков. Де­тей, внуков и правнуков трудно загрязнить, — говорю я пациентам, — их души достаточно хоро­шо защищены. Чтобы „грязь“ прошла в их души, нужно долго носить в себе обиды или желание отомстить, быть недовольным окружающим миром и людьми. Но уж если запачкали, то очистить тоже будет тяжело. Если вы даже кардинально из­менились, очищение душ детей, внуков и потом­ков сразу не произойдет. Должно пройти какое-то время, которое будет гарантировать стабильность ваших внутренних изменений. Опять же, насколь­ко бесповоротно вы решили пойти вперед, на­столько быстрее очистятся потомки».

Недавно я общался с одной женщиной.

— А я была у вас несколько раз на приеме, — говорит она мне.

Я стараюсь вспомнить, но почему-то не могу. Странно, обычно я помню пациента, даже если он один раз был у меня и пришел снова через не­сколько лет.

— У меня была красная волчанка, — напоми­нает мне женщина.

Тут же вся картина восстанавливается. Еще бы не помнить. Она так мучительно начинала рабо­тать над собой. И большие дозы гормонов, кото­рые ей кололи, весьма мешали ей. Сейчас она сбросила 30-40 кг и выглядит моложе, поэтому я не узнал ее. Причина была элементарная: непо­мерная внутренняя гордыня, огромный ком пре­тензий к мужчинам и к себе. Все это передалось детям. Ее дочь могла погибнуть, и для ее спасения мать должна была болеть. Поэтому никакое лече­ние матери помочь не могло. Сначала женщине было исключительно тяжело работать над собой. Были периодические ухудшения, весьма сильные, но она не отчаивалась. И постепенно все стало ме­няться.

— Последний год я вообще не принимаю ника­ких лекарств, но врачам говорю, что принимаю, чтобы не огорчать их. Скажите, — спрашивает она, — как сейчас мое состояние вы видите на тонком плане?

— Сказать, что хорошо, не могу, — отвечаю я. — У вас все нормально, у вашей дочери тоже, но у ваших будущих внуков еще весьма много проблем. Так что поработать над собой вам еще придется.

Я вспоминаю, как шло развитие человечества. Раньше считалось счастьем отдыхать и ничего не делать. А работа была мучительным, изнуря­ющим занятием. Сейчас эти представления стали противоположно меняться. Но и по сей день рабо­та над собой, собственные глубинные изменения для многих являются невероятно тяжелым и му­чительным трудом. А истинным счастьем считает­ся простая реализация того, что дано от природы. Постепенно мы придем к тому, что истинным сча­стьем будет являться не механическая реализация того, что имеешь, а ежесекундное собственное из­менение, помогающее усилить стремление к любви и к Богу.

-ö-ö-

Поклонение инстинктам неизбежно делает человека рабом

Поклонение инстинктам неизбежно делает человека рабом

 

Почему Россия всегда жила крайностя­ми? Почему идея поклонения частной собственности и собственному эго превратилась в полную свою про­тивоположность — поклонение коллективной собст­венности и коллективному эго? Почему коллективное уничтожало индивидуальное?

Противоположности истребляют друг друга, когда нет того, что их соединяет, то есть любви. Состояние, в котором столетиями пребывала Россия, — это ша­раханье в крайности. Золотой середины не было. Со­единить индивидуальное и коллективное мышление Россия не могла. Значит, любви явно не хватало. Интересно, почему же?

Начнем по порядку. Главные маяки в жизни чело­века создаются, в первую очередь, религиозными ус­тановками. Религиозно-философская картина мира позволяет выживать стратегически. Она формирует у человека главную цель, расставляет приоритеты, дает понимание, что такое хорошо и что такое плохо.

У человека, поклоняющегося инстинктам, не мо­жет быть высокой нравственности; идолопоклонник может быть нравственным, но это будет исключени­ем, а не правилом. Любовь же может сделать нравст­венным и благородным любого человека. Но у языч­ника, поклоняющегося разным богам, это чувство не может быть долгим. Он поклоняется вожделению и ненавидит боль. Простить близкого человека, кото­рый, вольно или невольно, обидел, язычник не смо­жет и откажется от любви. Если человек не устрем­ляется к Богу, он устремляется к вожделению.

Кажется, я что-то начал понимать в проблемах России. Становится ясно, почему рядом с тенденцией единобожия существовало откровенное язычество, которое сейчас набирает все больший вес в правосла­вии. С одной стороны, русский человек ощущал себя христианином, единобожником и старался выпол­нять главные заповеди Христа. С другой стороны, непонимание и наивное толкование того, что говорил Христос, приводило к откровенным искажениям.

Если в организме болен один палец, это означает неблагополучие всего организма. Если человек нару­шает одну заповедь, он обесценивает все остальные. Правда, дело не в формальном нарушении запове­дей. Воин убивает в схватке, но при этом не наруша­ет заповеди «Не убий». Он выполняет свой долг.

Заповеди «Не убий», «Не укради», «Не лжесвиде­тельствуй», «Не прелюбодействуй», по сути своей, призывают: не отказывайся от любви к Богу ради по­клонения основным человеческим инстинктам, не становись рабом своих желаний. Это достижимо в том случае, когда главная цель человека — единение с Богом. Это возможно тогда, когда понимаешь, что и добро и зло происходят от Бога.

В подсознании обычного человека добро — это на­слаждение, удовлетворение вожделения, а зло — это утрата его. Когда радость наслаждения и боль потери связаны между собой, тогда человек поднимается над ними, ощущая любовь к Богу. Когда они разделены, единобожие заканчивается.

В русском православии прочно укоренилась тра­диция считать, что все хорошее — от Бога, а все пло­хое — от дьявола. Это классическая модель языче­ского мышления. При таком восприятии мира ощу­тить чистую любовь к Богу человек уже не сможет. Любовь у него будет ассоциироваться только с высо­кими чувствами, вожделением и наслаждением. Чем искреннее он будет молиться Богу, чем интенсивнее он будет это делать, тем больше он будет молиться, по сути, своим высшим чувствам. При этом могут от­крыться сверхспособности, ясновидение, могут со­вершаться чудеса, но той любви, о которой говорил Христос, может и не появиться.

Вероятно, отдельные люди через любовь к Богу прорывались сквозь барьер языческого мышления. Их называли старцами и святыми. А у большинства. молитва становилась магическим актом поклонения собственным инстинктам. И тогда, превращая свою веру в пустую формальность, человек чувствовал, что внутренне ему становится легче.

Поклонение инстинктам неизбежно делает челове­ка рабом. Потому Россия и была рабовладельческой страной. И крепостничество спокойно уживалось в сознании священников, аристократов и крестьян.

К. Маркс определял общественный строй с точки зрения собственности на средства производства. Ма­териалистическая классификация потерпела крах. В Советском Союзе была общественная собствен­ность, но, в то же время, это было рабовладельческое государство. Фашистская Германия — это тоже рабо­владельческое государство, но низшего уровня. Глав­ное различие — не в средствах производства и фор­мах собственности, а в уровне нравственности. И в том и в другом случае общество разделялось на куч­ку избранных — и абсолютно бесправный и уничто­жаемый ими народ.

Какой могла стать Россия, возникшая после рас­пада рабовладельческого Союза? Россия, которая главной целью сделала удовлетворение инстинктов? Только рабовладельческим государством.

Такие же рабовладельческие государства возни­кают в Европе и Америке. Демократия возможна при условии высокой нравственности, а такой уро­вень обеспечивается только единобожием, которое в развитых странах практически отсутствует. Культ денег и удовольствий, тот факт, что грех превратил­ся в добродетель, есть наглядное доказательство крепнущего идолопоклонничества.

Что же будет дальше происходить с людьми? На­верное, то, что было обещано тысячи лет назад в Ветхом Завете. Когда человек отрекается от Бога, у него постепенно забирают все, чему он поклоняется. Это спасение для его бессмертной души.

Чему поклонялся советский человек? Что явля­лось его подсознательной целью, главным маяком? Светлое и счастливое будущее. Залогом светлого бу­дущего было бесклассовое общество.

Однако здесь есть маленький нюанс. Энергия любого живого существа распределяется в соответ­ствии со степенью внутренней значимости.

Главная энергия сначала направляется на защиту и выживание организма. Когда этой энергии стано­вится больше, она расходуется на более высокую ступень — создание, защиту и развитие семьи. Это возможность стратегического выживания в будущем. Следующая ступень — это создание и поддержание семейного клана. В стае, в общине всегда выжить легче, чем в одиночку. Следующий этап — это народ как совокупность семейных кланов. Такое объедине­ние позволяет выжить в войнах, катастрофах. Следу­ющий уровень объединения — это государство, кото­рое может состоять из одного или нескольких на­родов.

Сила любого государства определяется нравст­венностью и верой в Бога. Если слабеет вера и нрав­ственность, человек опускается на ступень ниже, — это ступень национального единства. В Византии перед гибелью государства граждане уже не называ­ли себя римлянами. Люди именовали себя греками, армянами и т. д., то есть самоидентификация проис­ходила по национальному признаку. Если же нрав­ственность и вера падают еще сильнее, начинается разложение и гибель семьи. После этого государство становится нежизнеспособным.

Любопытна политика коммунистов. Для того чтобы в атеистическом обществе хватало энергии для под­держания государства, нужна была вера, но ее не было. Поклонение светлому будущему не могло обес­печить необходимой энергией. Был найден простой и эффективный путь — разрушение национальной идентичности русского народа. Развал семьи и полное подавление личности позволяли направить всю духов­ную энергию на поддержание социальных структур. Это было развитие стратегии за счет тактики.

Естественно, рано или поздно энергия должна была иссякнуть. Такое государство было обречено. Для того чтобы выжить, человек должен был отка­заться от всех высших уровней и эгоистически зам­кнуться, обособиться на уровне своей семьи. Имен­но эту картину мы и наблюдаем в нынешней России.

А теперь посмотрим, что в это время происходило на Западе. Религия, утратившая веру в Бога, не могла дать западному миру внятной цели. Поскольку дорога к Богу была закрыта, оставалось только поклонение инстинктам. В России строили светлое будущее, то есть поклонялись инстинктам на высшем уровне, что привело к развитию культуры. А в Европе и Америке строили светлое настоящее, и это способствовало раз­витию цивилизации в ущерб культуре.

Для того чтобы цивилизация успешно развива­лась, главной целью, главным маяком должна быть работа и то, ради чего мы работаем, — дом и благо­получная судьба. Всю энергию человек должен от­давать работе. Все подчинено росту благосостояния. Ради этого можно разрушать национальную иден­тичность. Ради этого можно разрушать семью. Ради этого можно забирать у отдельного человека всю его энергию. Гомосексуализм, бесплодие — это все­го-навсего показатели обесточенности души.

Работа высасывает все: душевность и нравствен­ность, семью, детей, здоровье. А рынок требует все больших масштабов работы. Это тот же социализм, только вывернутый наизнанку, то же поклонение инстинктам, ради которых истребляются душа и вера.

У людей старшего поколения картина мира еще не полностью изувечена, вера где-то в душе еще теп­лится. Прошлым летом племянница рассказала мне об одном интересном факте. Она отдыхала в Испа­нии и разговорилась там с местным мальчиком. Об­щались они по-английски.

— А вы верите в Бога? — неожиданно для самой себя, спросила она.

Он улыбнулся и отрицательно покачал головой:

— Нет, среди молодежи никто не верит. Стари­ки — те еще верующие. Ну и родители наши — немножечко верующие. А среди молодежи таких уже нет.

Поклонение инстинктам, в первую очередь, при­водит к истреблению души. В реальности это выгля­дит как бесплодие потомков, общее падение нравст­венности, огромное количество неизлечимых болез­ней. В России, благодаря православию, тенденция заботы о душе еще сохраняется. Но западная систе­ма образования и воспитания сейчас стремительно добивает остатки русской культуры.

Что такое единый госэкзамен, введенный в России? Поясню примерами. Вспомним монолог Татьяны: «Онегин, я тогда моложе, я лучше, кажется, была... » Или вспомним, как юная Татьяна признавалась Онеги­ну в любви. Для того чтобы рассказать об этом, нужно ощутить чувства, которые испытывали главные герои романа, должна ожить и заработать душа.

Что предлагает единый госэкзамен? Ученик дол­жен определить, была ли в молодости Татьяна «мо­ложе и лучше», или не была, и поставить крестик в соответствующей графе. Что же касается признания в любви, которую испытывала юная Татьяна, то на эту тему будет задан вопрос: «Презирал Онегин Та­тьяну за несдержанность чувств или нет?»

Чего требует единый госэкзамен от ученика? Простой вещи: чтобы душа его умерла, а сознание осталось и стало главным.

Вожделение рано или поздно приводит к омерт­вению души. Человек еще некоторое время живет сознанием, — он способен мыслить, трезво оцени­вать ситуацию. Но видит он только движения тела и перестает замечать движения души.

Именно такой человек показан в фильме Ф. Коп­полы «Апокалипсис сегодня». В фильме звучит его характеристика: «У него ясное и нормальное созна­ние, просто его душа сошла с ума». В этом состоя­нии пребывает нынешняя западная цивилизация. Но такое состояние долго не длится, оно быстро приводит к болезням и смерти. Более того, человек с омертвелой душой подсознательно хочет умереть. Он ищет смерти и стремится к ней, — это прекрасно показано в фильме.

Нынешние дети не знают, что такое хорошо и что такое плохо. В наше время нравственные понятия искажены. Понятие «гуманизм» направлено, в пер­вую очередь, на защиту и спасение тела, причем все чаще это происходит в ущерб душе.

Каждый поэт, писатель и художник — это в ка­кой-то степени пророк. Несколько десятилетий тому назад Сальвадор Дали начинал писать картины, в которых окружающий мир теряет связи, смысл и логику. Сначала его картины изображали разруше­ние мира, а потом они стали показывать разрушение сознания. Талантливый художник всегда пишет соб­ственные чувства. Получается, что картины Дали отражали распад его души, а затем — и сознания.

В настоящее время картины этого художника ста­ли реальностью. Похоже, не так уж много времени осталось до спасения души. Хочется верить, что у кого-то очищение и спасение души начнется добро­вольно. Каким образом происходит принудительное очищение души, можно узнать, перечитав Библию.

Картина дня

наверх