Друзья

10 368 подписчиков

Свежие комментарии

  • Юрий Ильинов
    <i>Комментарий скрыт</i>Курилы - волнолом...
  • Юрий Ильинов
    Стандарты безопасности на подъемнике в Вайоминге, 1960-еМегалиты по всему...
  • Юрий Ильинов
    О МИНЕРАЛЬНОМ ЦАРСТВЕ: "Эзотерическая психология, т.1, стр.221 Влияние организующего Седьмого Луча наиболее заметно в...Мегалиты по всему...

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

В январе я возвращался домой из Крыма. Захо­телось покушать, и в это время поезд остановился на станции Орел. «Рискну третий раз», — подумал я. Когда я ехал в Ялту, мне захотелось пирожков с капустой. Кажется, в Курске влетела бойкая ста­рушка, торгующая пирожками. Когда я спросил: «Есть ли с капустой?», она тут же два пирожка по­ложила мне на стол, попыталась продать еще пять, а потом исчезла. Капусты в пирожках не оказалось. Кажется, там была картошка, но из-за малого ко­личества начинки определить, что она туда поло­жила, я не смог. В Ялте у лоточницы возле базара продавались пирожки с капустой. В поезде я по­пытался их съесть. Капуста там была, но ровно столько, чтоб определить, что начинка именно из капусты. В Орле я выглянул из вагона, но на пер­роне увидел только одну женщину, торгующую кефиром. А так хотелось пирожков. Но, видно, не судьба. А сожалеть о прошлом, как мы уже знаем, нельзя.

— Сколько стоит пакет кефира? — спросил я женщину.

— 15 рублей.

Все еще думая о пирожках, я отдал ей деньги, взял пакет с кефиром и пошел в купе. Только я поставил пакет на стол, как услышал крик на пер­роне:

— Скорее позовите молодого человека, кото­рый у меня кефир покупал. А то поезд сейчас уйдет.

Я подумал, что по рассеянности я ей недодал деньги. Хватаю те деньги, которые у меня оста­лись, и бегу к выходу.

На перроне стоит продавщица кефира и рядом с ней еще какая-то женщина.

— Вы мне дали не 15 рублей, а 20, — говорит она, — мне чужого не надо, забери пятерку назад.

Я, еще плохо соображая, протягиваю руку и за­бираю 5 рублей.

— Скажи мне спасибо, — требовательно гово­рит она.

— Большое спасибо, — говорю я.

— Эй, милый, — оживляется женщина рядом с ней. — Купи пирожки, три штуки как раз на пятерку.

Я покупаю пирожки, благодарю и возвращаюсь опять в купе. Поезд плавно трогается. «В первый раз в пирожках практически не было картош­ки, — думаю я.

— Во второй — капусты. Посмотрим, какие будут третьи». В этих не оказалось теста. Это были картофельные пирожки да еще с хоро­шей капустной начинкой внутри. Нежнейшие на вкус, они просто таяли во рту. Я сидел и улыбал­ся: «На судьбу не роптал, проверку прошел, зна­чит, желаемое можно получить».

Я сидел и думал, что в каждой микроситуации отражается вся наша жизнь. Мы привыкли гово­рить, что Вселенная голографична, т. е. каждый участок пространства содержит в себе информа­цию всей Вселенной. Но Вселенная голографична не только в пространстве, но и во времени. И в каждом небольшом событии на тонком плане за­ключена история всей Вселенной. И сейчас, когда пациенты спрашивают у меня: «Как же мне рабо­тать, чтобы измениться, я же не могу вспомнить всех мелких событий?» Я отвечаю:

— Возьмите 2-3 главные ситуации в жизни и пройдите их сотни раз так, чтобы человеческое постепенно исчезло, а осталось Божественное. Иногда несколько мгновений в нашей жизни мо­гут дать нам больше, чем многие годы тяжелой работы.

Мне стало интересно, изменилось ли поле той женщины, которая отказалась от денег? Рассеян­но глядя в окно, я механически беру информацию на тот момент, когда я ее увидел.

Кишечник не в порядке — это программа само­уничтожения, обиды на себя, на судьбу. Там мо­жет быть серьезное заболевание. Тем более, под­сознательная агрессия к себе у нее 300 единиц. Проблемы могут быть с сердцем. Много обид на мужчин, на себя, на судьбу. Много сожалений о прошлом. Это может дать ей гипертонию. Левая почка не в порядке — это презрение к мужчинам в плане идеалов. Смотрим по четырем параметрам гордыни: по деньгам — чисто, по благополучной судьбе — в три раза выше опасного уровня, по способностям — нормально, по идеалам — в 2 ра­за выше опасного уровня.

Это было у нее полчаса назад. Интересно, что сейчас? Подсознательная агрессия — 300 единиц, кишечник — чисто, сердце — чисто, только видно слабое пятнышко обид на себя. Левая почка — со­вершенно чисто.

Смотрю по четырем параметрам.

Зацепка за деньги — так же чисто, как и было, за благополучную судьбу — 0, полная компенса­ция. Смотрим, что у нас будет по идеалам. Вместо двухсот процентов, т. е. в два раза выше опасного уровня, осталось 20-30 % — это в пределах нормы.

Я задумчиво смотрю в окно. У меня на приеме за несколько часов пациенты часто достигают ме­ньшего, чем эта женщина за 5 минут. Любой по­ступок на физическом и тонком плане происходит несколько десятков и сотен раз, если не тысяч. И, если учесть, что Вселенная голографична во времени, любой поступок на тонком плане сказы­вается на всех наших потомках и на всей Вселен­ной. И, если быть точнее, даже не поступок, а то, что лежит в его основе, т. е. из чего он исходит.

Я вспоминаю, как недавно я был в Берлине. Человек пришел ко мне за советом. У жены и де­тей были определенные проблемы, а у него поле было прекрасное. «Неужели такой чистый род, — подумал я. — Такое сейчас редко бывает». Попро­сил его назвать имена родственников и был удив­лен: у всех его родственников поле было, мягко говоря, очень плохим.

— Поразительно, — сказал я, — но Вы закры­ли в себе негативную карму рода.

Я беру ручку и начинаю рисовать информаци­онные поля.

— В 1987 году у Вас пошли большие внутрен­ние изменения и последующие 4 года, до 1991-го, Вы прошли правильно все испытания.

Он смотрит на меня и улыбается:

— В 1987 году я сказал себе: «Я больше никог­да не буду жестко или категорично говорить о ком-то или осуждать кого-то». А потом было мно­го тяжелых ситуаций. Я как-то мягко их все про­ходил.

Я вспоминал этот разговор, стоя у него на кух­не берлинской квартиры после приема пациентов. На кухне был полумрак. Я смотрел сквозь боль­шое квадратное окно на затухающие, заснежен­ные огни вечернего Берлина. Мой приятель в это время возился у плиты.

— Людям помог восстановить здоровье, теперь нужно позаботиться о себе. Предлагаю по бокалу сухого красного вина.

— Прекрасная мысль, — поддержал я его. Мы разлили вино в бокалы и выпили. Пока он жарил мясо, я стоял у окна с бокалом вина и смотрел на вечерний Берлин.

В памяти всплыл еще один разговор. Он был в Израиле.

Ситуация была следующая. Знакомый начал кашлять кровью. Пришел к врачам, и те обнару­жили достаточно большую раковую опухоль в лег­ких. Операцию назначили через две недели.

— Что Вы чувствовали? — спрашивал я своего знакомого.

Он задумался и ответил:

— В первую очередь я перестал бояться и ска­зал врачам: «Если надо резать — режьте». Но они только руками разводили.

— Я попробовал читать Ваши книги, — откро­венно рассказывал он, — но они у меня не пошли. Не могу читать и все. Тогда жена говорит: «Смот­ри видеокассеты». А кассеты вроде бы ничего, и я дней 5 сидел и постоянно их смотрел, отключив­шись от всего и забыв про все, через несколько дней пришел на операцию. Врачи подготовили к операции, сделали контрольный снимок, потом щупают меня, осматривают и говорят, что опухо­ли нет.

— Мы ничего не понимаем, — сказали они, — приходи через неделю, еще раз посмотрим.

Пришел через неделю, легкие совершенно чис­тые. Так вот, главное, что со мной произошло по­сле просмотра кассет: я стал гораздо легче смот­реть на все, что со мной произошло и происходит.

Я продолжаю смотреть в окно, стоя с бокалом вина в руках. В этот момент рядом возникает при­ятель.

— Какой будет тост? — спрашивает он.

Я задумываюсь, пытаясь оформить в мысль ох­ватившее меня чувство. Он внимательно смотрит на меня.

— Ты все еще там, — он показывает пальцем наверх. — Давай поговорим о земном.

— А хочешь о возвышенном, пожалуйста. Вы­пьем за то, чтобы доверие к человеку не превра­щалось в веру в него.

Мы выпиваем.

— Гениально, — говорю я, — то, во что мы ве­рим, непогрешимо. Проверять и контролировать то, во что веришь, нельзя. Мы молились на челове­ка, мы верили в партию, правительство. Они дол­жны были привести нас к коммунизму. Поэтому изначально руководство страны было бесконтроль­ным, можно было убивать миллионы людей, разо­рять страну до полунищеты и не отвечать за по­следствия. Тот, в кого ты веришь, ошибаться не может. Если мы не верим в Бога, то мы начинаем верить в человека, потому что по природе своей мы должны во что-то верить, к чему-то идти. И чем бо­льше мы верим во что-то человеческое, тем больше от него зависим и тем катастрофичнее последствия. Эта вера в человека сидит в наших душах и по сей день. И пока мы хотим в кого-то верить и от ко­го-то зависеть, наше человеческое должно быть по­стоянно унижено. И не появятся законы, позволя­ющие нам сохранить свое достоинство, свое имуще­ство, свое человеческое счастье.

— У меня есть еще один тост, — говорит мой собеседник, — давай выпьем за то, чтобы мы ни к чему серьезно в этой жизни не относились, чтобы мы все воспринимали с долей юмора.

— Согласен, — говорю я, — серьезно нужно только к Богу относиться.

 

Что же было в начале: Слово или Любовь?!

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

Добрый вечер, Сергей Николаевич! У поэта Р. Рождественского есть стихотворение «Все начинается с любви!». Вот первая строфа этого стихотворения:

Все начинается с любви...
Твердят:
«Вначале
было
слово…»
А я провозглашаю снова:
Все начинается с любви...

Сергей Николаевич, а в самом деле, почему в Евангелии от Иоанна сказано: «В начале было Слово»? Почему не Любовь? Что же было в начале?!

Человек существует на физическом, духовном, душевном уровнях, а также – на уровне трансцендентном. Трансцендентный уровень пребывает за пределами материального (пространственного) и душевного (временно́го) уровней. На Божественном, высшем уровне времени нет: на этом уровне прошлое, настоящее и будущее – едины.

Понятие любви мы обычно связываем с каким-то объектом, это адресное чувство: мы любим кого-то. Кроме того, наше чувство любви существует во времени.

Дело в том, что у любви есть две составляющие. Первая составляющая – временна́я, связанная с пространством и временем, то есть с нашим миром, – здесь присутствует адресность, объект любви. Вторая составляющая – вневременная, которая соответствует трансцендентному уровню. Любовь вне времени и пространства, любовь безадресная – это и есть Слово. Слово, приходящее в этот мир, становится любовью.

На самом деле, в Новом Завете написано не «Слово», а «Логос»: «В начале был Логос». Древнегреческое понятие «Логос» многозначно: это закон, это идея, это слово, это информация… Это то, что пребывает за пределами времени, то, что мы никак не можем охарактеризовать. Это зародыш всего, находящийся за пределами всего.

На том уровне, который уходит за пределы времени, понятие Логос (Слово) и понятие Любовь – это одно и то же. Противопоставлять их бессмысленно. Так что на вопрос, что́ было в начале – Слово или Любовь, можно ответить так: в начале они были едины.

 

Если мы забываем о душе, то её страдания становятся незаметными

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

Ранним утром человек вышел на свое поле. Прошелся по нему и внимательно посмотрел на землю. Затем взял горсть земли и потер между ладонями. Посмотрел на небо и деревья за полем. Послушал пение птиц. В природе все связано не только в настоящем, но и в будущем. Будут ли сильные заморозки или нет? Окрепла ли нынешняя весна настолько, что можно сажать зерно? Человек вспоминает о тех приметах, которые были известны еще его отцу и деду. Приметы — это знаки, которые соединяют настоящее с будущим. Есть определенные дни, когда связь прошлого и будущего становится намного сильнее. Если в какой-то день холодная и пасмурная погода, такой может быть и весна. Мистическая связь, соединяющая все события прошлого и будущего, несомненно есть. Для человека это понятие судьбы, или кармы. Понятие «карма» относится не к одной жизни, в ней просматривается связь мыслей и чувств со здоровьем и судьбой человека не только в этой жизни, но и в следующей.

В Ветхом Завете дано понятие связи родительского поведения с судьбой детей, конечно, высказанное в аллегорической форме. За грех, то есть неправильное поведение родителей, Бог наказывает детей до третьего-четвертого колена. Все это говорит о том, что вселенная едина, голографична не только в пространстве, но и во времени. И если будущее неразрывно связано с настоящим, то, отрешившись от поверхностного взгляда на настоящее, мы можем увидеть будущее.

Начнем с элементарного понимания закона причины и следствия. Человек сеет зерна пшеницы и осенью надеется собрать урожай. Но, если зерна окажутся гнилыми, урожая не будет. Человек может усердно вспахивать поле, регулярно поливать его, но зерна не взойдут. И тогда осенью он будет страдать, а зимой голодать. Если к следующей весне он выживет, то возьмет у кого-нибудь зерна в долг, но при этом будет очень внимательно осматривать и оценивать их, ведь от этого настоящего будет очень серьезно зависеть его будущее.

Другой человек, его сосед, не делал запасов на зиму. Он сытно ел, веселился, гулял и растратил все зерно. Соседи, зная его характер, весной не дали ему зерна в долг. Он тоже может вспахивать и поливать свое поле, но у него нет зерен, и в этом году получить урожай для него невозможно.

Наше поведение и наше отношение к миру определяют, какой урожай мы получим через некоторое время. И любой умный хозяин, чтобы не только выжить, но и процветать, должен знать правила воздействия и управления будущим через настоящее. Лучшие зерна нужно сохранить до следующей весны. Зерна не должны быть влажными и храниться должны в сухом помещении. Их, пользуясь приметами, нужно вовремя посеять. Но и земля должна быть хорошо подготовленной, удобренной и разрыхленной. Посадить зерна нужно на определенную глубину и на определенном расстоянии друг от друга. Мы сейчас говорим об элементарных законах причины и следствия. И чем явственней мы видим связь прошлого и будущего, тем более полно и точно мы можем воздействовать на настоящее, выживать и развиваться в отдаленном будущем.

А теперь послушайте другую историю. Однажды тот же человек посеял лучшие зерна, подготовив перед этим пашню, и сделал все это аккуратно и добросовестно. Однако большая часть урожая по необъяснимым причинам погибла. Крохи, которые он смог собрать, помогли ему выжить зимой. Но, если бы не сделанные ранее запасы, его семья могла бы умереть. На будущий год он еще с большим усердием заботится о новом урожае. Погода благоприятствует ему, и урожай вырастает великолепный. Но, когда до сбора колосьев остается всего несколько недель, небе затягивается тучами, полыхают молнии и гремит гром. А затем сильнейший град проходит по его полю и уничтожает весь урожай. И снова того, что землепашец собирает, хватает только на выживание.

Но надо жить и заботиться о близких, надо спасать хотя бы остатки зерен и готовиться к следующему году. И вот следующей весной человек опять выходит на свое поле. Он взял зерна для посева в долг и должен осенью получить большой урожай, иначе его семья может погибнуть. До посева остается неделя. Нужно собрать все силы, взять в помощь двоих своих сыновей и приступить к управлению будущим через настоящее. На следующее утро человек встает с кровати, и вдруг его тело пронзает острая боль. Он понимает, что заболел и не сможет помочь своей семье. Но это еще не все, оба его сына тоже заболели.

Человек ложится на кровать и смотрит в потолок. Его судьба разрушена, и все попытки бесплодны. Сначала у него случались неудачи, потом начались несчастья. Теперь они не только снаружи, но и внутри него. И вдруг сознание человека озаряет догадка: его болезни и несчастья — это тоже урожай. Да, будущим можно управлять, изменяя окружающий мир: отобрав лучшие зерна, подготовив почву, выбрав лучше участки земли. Но оказывается, это не главное. Оказывается, гораздо важнее для будущего наше внутреннее состояние, и самые главные зерна находятся в душе. Какой будет наша душа, такой будет и наша судьба. Если у соседа исковеркана душа, то он пропьет и прогуляет свой урожай. А если даже одумается и, подражая другим, станет сеять зерна и ухаживать за полем, урожай все равно погибнет.

Человек лежит в постели сутки, затем другие. Он перестает думать о материальных вещах и о куске хлеба. Смутная догадка о том, что наша душа связана с судьбой, становится все ярче. Человек оглядывается по сторонам и замечает, что по-другому стал смотреть на окружающий мир. И вдруг видит рядом с собой Библию, на которую раньше не обращал особого внимания. Подрагивающими руками он берет ее, открывает наугад и читает: Если вы будете поступать по уставам Моим и заповеди Мои будете хранить и исполнять их, то Я дам вам дожди в свое время, и земля даст произрастения свои, и дерева полевые дадут плод свой; и молотьба хлеба будет достигать у вас собирания винограда, собирание винограда будет достигать посева, и будете есть хлеб свой досыта, и будете эюитъ на земле вашей безопасно; пошлю мир на землю вашу, ляжете, и никто вас не обеспокоит, сгоню лютых зверей с земли вашей, и меч не пройдет по земле вашей... (Лев. 26, 3-6).

И вдруг к больному, обессиленному человеку приходит прозрение. Он постоянно злословил и осуждал своего непутевого соседа. Он постоянно был недоволен собой и своей судьбой, считая, что урожай недостаточно велик. Он обижался на людей, которые неправильно себя вели. Вместо того чтобы искренне сказать им об этом и удержать от неправильного поведения, он злился и осуждал.

Земледелец отложил Библию и задумался. Он почувствовал, как внутренне начинает меняться. И опять он открыл Библию наугад и начал читать. И, пораженный, со слезами на глазах, прочел: Не крадите, не лгите и не обманывайте друг друга... Не обижай ближнего твоего и не грабителъствуй. Плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра. Не злословь глухого и пред слепым не клади ничего, чтобы преткнуться ему... Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего, и не понесешь за него греха. Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя... (Лев. 26, 11, 13-14, 17-18).

Оказывается, законы духовной взаимосвязи не менее важны, чем связь явлений физических. Оказывается, духовное и физическое тесно связаны друг с другом. Физическое может влиять на духовное и формировать его. А духовное влияет на физическое и может управлять им. Но духовное, оказывается, гораздо важнее. А физическое на самом деле является лишь дополнением к духовному и инструментом для его развития.

Землепашец еще раз с удивлением оглянулся вокруг и заметил, что мир стал прекрасным. Он понял, что любит свою жену, хотя раньше только упрекал ее и требовал от нее подчинения. Он осознал, как любит своих детей, которых раньше не замечал. Неожиданно он понял, что относится к несуразному соседу как к глупому ребенку, которого нужно не осуждать, но и не развращать постоянной помощью. Помогать нужно не его телу, а в первую очередь его душе. И значит, самая лучшая помощь — это воспитание другого человека, А для того чтобы помочь душе, тело нужно иногда баловать, а иногда и ущемлять.

И в тот день человек заснул счастливым, несмотря на то что у него не было будущего. Он не сможет посеять зерна для нового урожая, он вряд ли сможет выздороветь. Но теперь кусок хлеба не является главным мерилом его счастья. Теперь он осознал, как повседневные заботы о материальном благополучии заслонили от него собственную душу. И только теперь он понял, что в последние несколько лет был несчастлив.

Его душа перестала петь, и мир потерял изысканность и тонкость красок. Он постоянно убеждал себя, что амбары, полные зерна, это и есть главное счастье. Но сейчас, больной и умирающий, он вдруг понял, что душа его тоже собрала урожай, но в последние несколько лет этот урожай состоял из равнодушия, растущих обид и жадности.

А когда душа страдает, есть простой и надежный способ уменьшить эти страдания: нужно переключиться на материальное, убедить себя, что главное счастье - это деньги, материальные блага, сексуальные удовольствия. Если мы забываем о душе, то ее страдания становятся незаметными.

И сейчас, больной и умирающий, земледелец вспомнил старую пословицу: «Самые страшные потери те, которых мы не замечаем». Теперь он понял, что самое главное счастье - это когда счастлива душа. И, несмотря на всю обреченность своего положения, он заснул счастливым. Эту ночь он спал спокойно и безмятежно, а на следующее утро, проснувшись, с удивлением заметил, что ему стало гораздо хуже. Весь день трудно было дышать от парализующей тело боли. Но в то же время что-то изменилось. Неприятности, и потери, и даже физическая боль уже не вызывали в нем уныния, раздражения и недовольства судьбой. Боль делала его добрее и снисходительнее. Боль заставляла его забыть о теле и устремиться к своей душе.

Если для спасения и выживания тела нужен хлеб, то для спасения души нужна любовь. И эти зерна, даруемые Творцом, всегда чистые и спасительные. Чем больше страдал человек, тем большую любовь к Богу он испытывал. Еще несколько дней он болел, но ему уже стало легче не только душевно, но и физически. Он с удивлением увидел, что дети его тоже выздоровели, и понял, что его отношение к миру убивало не только его самого, но и его собственных детей. А через неделю он вышел на поле и вместе с сыновьями стал засевать зерна. Потом неожиданно случались заморозки и не вовремя шли дожди, но, несмотря на это, урожай получился больше предыдущего, и колосья были великолепные, и гнилых зерен не было.

 

Мы должны понять, какими мы должны быть в настоящем, чтобы завтра у нас было будущее

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

Каждую весну люди продолжают сеять зерна в землю. Человечество весьма преуспело в том, что нужно делать для богатого урожая. И каждый день мы сеем в наших душах зерна нашей судьбы. Я раньше очень интересовался книгами, где рассказывалось о людях будущего. И сейчас многие интересуются, каким будет человек будущего. Но мне хочется задать другой вопрос: а будет ли он, этот человек будущего? Любой человек является частью общества, и, чтобы появился человек будущего, должна как минимум выжить современная цивилизация

Три с половиной тысячи лет назад евреи начали неукоснительно соблюдать заповеди, данные Богом. Старались не воровать, не грабить, не поклоняться сексуальным желаниям и деньгам. Не ели свинину, потому что это мясо считалось нечистым, а значит, вредило душе. И если бы кто-нибудь из них попытался представить, какими будут люди через полторы тысячи лет в свободном израильском государстве, то, наверное, современник Моисея представил бы их как "ангелов, в которых уже нет греха. Но если мы откроем Новый Завет, то увидим, что в нем рассказывается о том, как Христос изгоняет бесов, сидящих в человеке, и переводит их в стадо свиней. А свиней, между прочим, было более двух тысяч. Это и по нынешним меркам стадо не маленькое.

Это означает, что внутренне люди перестали следовать Божественным заповедям, и это уже стало проявляться внешне - в игнорировании главных заповедей. Это был серьезный кризис веры в Бога и иудаизма в целом, Если современник Моисея попытался бы увидеть, каким человек станет через три с половиной тысячи лет, то, я думаю, у него просто не хватило бы на это воображения. Но представим, что вдруг произошло чудо и наш предок сумел на мгновение увидеть будущее. Что подумал бы он, увидев в современной Европе парады гомосексуалистов? Или если посмотрел бы нынешнее телевидение с торжествующей порнокультурой и постоянным показом убийств? Наверное, он подумал бы, что сошел с ума.

«Эти люди поклоняются порокам, — сказал бы он. — Они наслаждаются своими грехами и выставляют их напоказ. У этих людей даже искусство не очищает душу, а увечит и загрязняет ее. Эти люди изобрели механизмы и приспособления, которые начинают пожирать их самих». Интересно, что сказал бы о нынешнем человеке пророк Даниил? Ведь чтобы говорить о человеке будущего, нужно это будущее видеть. Кому, как не пророкам, говорить, каким будет человек будущего?

Есть поразительное видение будущего через толкование снов, которое описано в Ветхом Завете. Властитель Вавилона Навуходоносор благоденствовал в своем царстве, и это благополучие заслонило от него видение высших связей. Он приказал отлить золотого истукана огромных размеров и тех, кто не хотел поклоняться этому истукану, убивал. Он делал все, что хотел, и никто не мог ему перечить. Но неблагополучие поселилось в его душе, и он стал видеть странные сны, от которых никак не мог прийти в себя. В этих снах было предсказано его будущее: распад империи, гибель детей, сумасшествие. Когда пророк Даниил рассказал ему об этом, царь упал перед ним на колени. Но привычки, взращенные десятилетиями, трудно изменить сразу. И когда несколько человек не захотели поклоняться золотому истукану, веря в Единого Бога, он велел бросить этих людей в огонь. Пламя было настолько сильным, что оно убило слуг, бросавших провинившихся в огонь. А сии три мужа, Седрах, Мисах и Авденаго, упали в раскаленную огнем печь связанные. И ходили посреди пламени, воспевая Бога и благословляя Господа (Дан. 3 23-24). Потрясенный царь простил их и осыпал милостями.

Однако признание чуда еще не означает, что человек изменился. Чтобы земля дала урожай, нужно неустанно заботиться о ней. Чтобы наша душа дала хороший урожай, мы должны еще больше заботиться о ней. В Библии описана поразительная картина, как грехи Навуходоносора переходят на его сына, унаследовавшего царство. И именно тогда, когда его сын устроил самое большое пиршество для тысячи своих вельмож, когда стол ломился от золотых и серебряных сосудов с различными яствами, именно в тот момент царь получил свидетельство о своей близкой смерти.

Когда они пили и славили богов, золотых и серебряных, медных и железных,, деревянных и каменных, в воздухе напротив лампады появилась человеческая рука, которая начертала на стене следующие слова: Мене, мене, текел, упарсин (Дан. 5, 25). Изумленный и испуганный царь позвал пророка Даниила, и тот объяснил ему смысл написанных слов: Исчислил Бог царство твое и положил конец ему; ты взвешен на весах и найден очень легким; разделено царство твое и дано мидянам и персам (Дан. 5, 26-28). Даниил был щедро награжден, ибо царь понял, что Даниил говорит правду и точно предсказывает будущее. В ту же ночь Валтасар, Царь Халдейский, был убит.

Пытаясь представить себе человека будущего, мы должны в первую очередь понять, каким он не должен быть. Мы должны представить, каким не должно быть общество будущего, исследовать механизм гибели цивилизаций, понять, как связана душа человека с его судьбой. Нужно четко обозначить самые главные опасности, которые могут зачеркнуть будущее как одного человека, так и всего человечества. Мы должны спросить себя, не каким будет человек будущего, а каким он должен быть, чтобы выжить. Урожай будет зависеть от того, какие зерна мы отберем, как будем их хранить, в какую землю посадим. Чтобы предположить, каким будет человек будущего, мы должны оглянуться вокруг и посмотреть друг на друга. Мы должны понять, какими мы должны быть в настоящем, чтобы завтра у нас было будущее.

 

Как увеличить интенсивность любви в душе? Как не мстить и не обижаться? Как менять мир вокруг?

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

Лазарев С.Н. Новогодняя групповая практика-онлайн "Любовь как состояние" 27.12.2020 г.

Онкология и резкие изменения в судьбе заболевших

Вера в человеческое приводит к катастрофическим последствиям

У меня в памяти всплыл телефонный разговор с моей знакомой. Она неоднократно ходила на мои выступления и читала все мои книги и, однако, по­стоянно переживала по поводу неудач в бизнесе. Она заболела, ей поставили диагноз «рак», и она, запершись в квартире, смотрела кассеты и читала книги, через некоторое время диагноз сняли.

— Я сказала врачам, что я человек добродуш­ный, а у добродушного человека рака быть не мо­жет. Врачи только улыбались. Но были очень удивлены, когда действительно диагноз пришлось снять.

— У Вас не хватало добродушия к себе и к своей судьбе, но сейчас все намного лучше, — сказал я.

Самое главное было потом. Она мне звонила несколько раз в течение полугода. Это был голос совершенно другого человека. Никакого уныния, сожаления, недовольства. Она сумела высвободи­ться из плена человеческих забот и просто поддер­живала в душе ощущение любви и радости.

Я уже летел назад из Берлина в Петербург и вспомнил историю, которая разворачивалась у моей знакомой в Нью-Йорке. Каждый раз, когда я прилетал в Америку, она просила посмотреть поле ее дочери. И каждый раз я видел в поле воз­можную смерть.

— Я ничего не понимаю, — встревоженно гово­рила мать, — ведь я же постоянно молюсь и рабо­таю над собой.

— Не знаю, — говорил я, — внутренних изме­нений почему-то не происходит. Девочка слишком серьезно воспринимает все то, что происходит. Она совершенно не может принять неудачу, оби­ду, унижение.

— Но это же Америка, — осторожно поправля­ет меня мать. — Если она будет ко всему наплева­тельски относиться, она в жизни ничего не до­бьется.

— К миру можно серьезно относиться снаружи, но нельзя серьезно относиться внутри. Если точка опоры и цель не Божественная наша сущность, а человеческая, то мы от всего человеческого начи­наем зависеть и серьезно его воспринимать. Пусть девочка почаще молится и постоянно повторяет себе, что высшее счастье и смысл жизни — накоп­ление Божественного. А все человеческое здесь служит только средством. Начать нужно с отстра­нения от самого дорогого и близкого. Нужно по­вторять: «Любовь к другому человеку, любое че­ловеческое счастье для меня есть средство для на­копления Божественного».

Я прилетел в Нью-Йорк в очередной раз и, ко­гда начал разговаривать с матерью и посмотрел поле девочки, был приятно удивлен.

— Поздравляю, — сказал я, — поле у дочери не только очистилось, но начинает понемногу све­титься.

— Ты знаешь, я недавно спросила ее, как она относится к проблемам и неприятностям в школе?

— Я совершенно по-другому стала смотреть на них, — ответила дочь. — У меня появилось ощу­щение, что я как бы парю над ними.

В исследовательском центре под Сан-Франци­ско врачи исследовали несколько тысяч случаев спонтанного излечения от рака. Врачи пытались найти закономерности в преодолении этого неду­га. Единственной закономерностью, которую они нашли, были резкие изменения в судьбе заболев­ших. Часто в критической ситуации человек мо­лится, пересматривает свою жизнь, но благотвор­ных изменений не происходит. Потому что внут­ренне он по-прежнему не может отпустить то, что ему дорого, и его внутренняя структура при этом не меняется.

Хочу возвратиться к событиям 1991 года. Если бы мне тогда мой брат-хирург сказал, что, несмот­ря на то, что у меня рак и метастазы, у меня есть процентов пять шансов на выживание, я бы, навер­ное, умер. Я бы каждую минуту ужасался за буду­щее, надеялся бы на него, отчаянно цеплялся за последние проценты, все сильнее бы концентриро­вался на человеческом «я», все меньше оставляя себе шансов на выживание.

— В твоем распоряжении 8 месяцев, — сказал он тогда. — Шансов на выживание у тебя нет.

Три дня я раз и навсегда прощался со всем, что мне дорого. Потом начал читать Библию. Нашел там слова «Бог» и «любовь» и с этой минуты жить стал только этим. И через месяц врачи дали совер­шенно другой диагноз. Насколько мы можем от­страниться от своего человеческого «я», реально ощущая свое Божественное «я», состоящее из бес­конечной любви, настолько более масштабные благотворные изменения могут произойти в нашем теле и в нашей душе. Но если входить в Божест­венное, нужно оставить за собой все человеческое. Отпустить все, за что мы обычно держимся. Прежде всего, то, что нам ближе и дороже всего. Потом отпустить все обиды.

Я недавно в очередной раз увидел, как нежела­ние расстаться с человеческим «я» перекрывает дорогу Божественному. Оказывается, когда мо­лишься, нельзя ни на что надеяться. Надежда — это уже цель. Она живет в пространстве и во вре­мени. И если мы молимся, надеясь на что-то, мы молимся на человеческое. Если мы молимся, внут­ренне сожалея о прошлом или боясь будущего, то это не молитва, а сотрясание воздуха. Нас даже на порог к Божественному не пустят. Мы обращаем­ся к Богу и к любви просто потому, что это не­сравнимо большее счастье по сравнению с любым человеческим счастьем.

Картина дня

наверх