Друзья

10 353 подписчика

Свежие комментарии

  • Ирина Чернова
    Древние магию выкладывали в мегалиты⚠️🔮🌀🌌Ольянтайтамбо: дв...
  • Юрий Ильинов
    Уникальная аварийная посадка на Соколе. Невероятная история о посадке прямо на московской улице. Этот случай произоше...Раскрыта загадка ...
  • Юрий Ильинов
    Беспредельность ч.2, 614 Насыщение пространства настолько важно, что нужно придать самое главное значение качеству на...Ольянтайтамбо: дв...

История Виталина - лекарства от всех болезней

https://x-files

 

История Виталина - лекарства от всех болезней

Весной 1892 г. в петербургских газетах замелькали сообщения о «новейшем открытии господина М.П. Гачковского», предлагавшего почтеннейшей публике новое лекарство, названное им «Виталин».
Мечте об универсальном лекарстве – лекарстве от всех болезней не одна тысяча лет... Поисками «эликсиров жизни» занимались еще во времена величия Вавилона и Египта, а позже их продолжили средневековые алхимики.
Мечта эта жива и сегодня, а спрос, как известно, рождает предложение, и не проходит года, чтобы в средствах массовой информации не появилось очередное сенсационное сообщение: «Есть! Нашли! Человечество спасено от болезней и самой смерти!»...
Устроители каждой такой кампании не склонны к новациям и предпочитают старые проверенные варианты. Потенциальным потребителям «чудесное средство» чаще всего представляют как продукт, произведенный посредством либо «вновь обнаруженного древнего знания», либо, напротив, как «новейшую разработку секретных лабораторий военных (шпионских) ведомств».

На ветвях египетского Дерева Жизни во...
На ветвях египетского Дерева Жизни воплощение Великой Матери Земли – Исиды, раздающей эликсир бессмертия
История Виталина - лекарства от всех болезней
Причастность к тайнам медицинских традиций древних культов или к секретам могущественных спецслужб позволяет на все вопросы отвечать загадочным: «Т-с-с-с-с!
Я не уполномочен отвечать, ибо поставлены на карту жизни слишком многих людей, связанных обязательствами соблюдения секрета». О том, насколько стары (и надежны!) подобные методы, свидетельствует история, произошедшая в столице Российской империи, славном городе Санкт-Петербурге, более 100 лет назад, теперь уже в позапрошлом веке.
Весной 1892 г. в петербургских газетах замелькали сообщения о «новейшем открытии господина М.П. Гачковского», предлагавшего почтеннейшей публике новое лекарство, названное им «Виталин». Создатель чудо-средства рекомендовал его в виде мази и микстуры, а также подкожных впрыскиваний и утверждал, что оно годится для лечения любых заболеваний, связанных с гниением плоти.
«Виталин» и его изобретателя всячески расхваливали популяризаторы прогресса, и особенно усердствовал в этом известный писатель и публицист профессор Вагнер. Именно он разъяснял петербургской публике, почему господин Гачковский держит состав своего лекарства в тайне и отказывается отвечать на вопросы о том, как оно действует на организм. Состава «Виталина» и принципа его действия профессор и сам не знал, но находил в этом положительные стороны, приводя в качестве примера случай с открытием Коха.

История Виталина - лекарства от всех болезней

Ученого подгоняли, требовали огласить результаты работы, прежде чем они прошли надежное испытание. Кох поддался на уговоры и понукания, и эти преждевременные откровения привели к полному фиаско его открытия.
Тем не менее профессор Вагнер был совершенно уверен в полезности «Виталина», который, по его мнению «оздоровительно действует на среду, в которой развивается болезнь, и тем самым парализует ея дальнейшее развитие».
Именно через Вагнера Гачковский являл миру следующие откровения: «Я изобрел средство, работая над ним шесть лет, не считаясь с трудами и издержками. Зачем же я отдам свой труд даром всем аптекарям, во всеобщее употребление это целебное средство?!» Вагнер находил меркантильные рассуждения изобретателя «в известной мере справедливыми». Поскольку изобретение может принести огромные деньги всем, кто станет его производить, то почему же прежде того не заплатить изобретателю «несколько сот тысяч рублей»?
Таким образом был заявлен размер претензий господина Гачковского, удовлетворить которые мешали «консервативно настроенные скептики с медицинскими дипломами». Вагнер с негодованием писал о том, как Гачковскому предложили провести в Институте экспериментальной медицины два опыта, «предъявив невозможные требования»: вылечить «Виталином» сибирскую язву и бешенство.
По утверждению Вагнера, эти болезни «совершенно неизлечимы», так что неудивительно, что опыты закончились неудачей. Впрочем, после этих неудачных испытаний, чтобы развеять «некоторое недоумение, возникшее в среде столичной публики», Гачковский пообещал открыть «секрет «Виталина»... когда-нибудь». Но этого последнего добавления никто не расслышал, а потому все были уверены, что речь идет о ближайших днях, самое большее неделях.
Профессор Вагнер писал свои статьи, пропагандируя «Виталин», но между строк проговаривался, что сам он «не имел случая убедиться в консервирующих свойствах лекарства» и знал о них лишь со слов самого Гачковского. «Виталин», дескать, обладает способностью противостоять разложению крови и тканей тела, а это позволяет прекращать все болезненные процессы, вызываемые заражением гнилостными веществами, гнойными тельцами и микробами.
Самым главным аргументом для Вагнера было исцеление от чахотки при помощи «Виталина» самого Гачковского, а кроме того, изобретатель предоставил ему письменные свидетельства от лиц, которых он пользовал своим средством. Например, с помощью нового лекарства удалось вылечить от желтой лихорадки французского военного агента Мулэна, подхватившего ее в тропиках. Болезнь не поддавалась лечению ни антипирином, ни фенацитином, а вот господин Гачковский вылечил мсье Мулэна! Если верить Вагнеру и Гачковскому, «Виталин» действовал как жаропонижающее, прекрасно лечил болезни нервной системы и быстро восстанавливал силы больного.
Свои панегирики «эликсиру» Вагнер заканчивал так: «Убежденный рассказами других, я попробовал действия «Виталина» на себе, и могу заявить: чувствую я себя так бодро, как десять лет назад. Хотя, правды ради, следует заметить, что моей болезни «Виталин» не излечил, и своему выздоровлению я целиком обязан помощи своего старого товарища, профессора Ю.Т. Чуновского».
Газетчики почуяли сенсацию, и вскоре уже сам господин Гачковский раздавал многочисленные интервью. «На вид ему лет 40–45, – писали газеты, – но на самом деле уже 50. Еще пять лет назад он умирал от чахотки, а теперь трудно поверить, что это так. Гачковский показывал нам свои фотографии, сделанные тогда, и на них он выглядит глубоким стариком, которому недолго осталось жить. С тех пор он так изменился, что его трудно узнать: лицо круглое и гладкое, он упитан, и мускулы его железные. «Все это я нагулял благодаря «Виталину», – поясняет сам господин Гачковский».
Главные секреты нового целебного средства Гачковский «вывез из Китая, куда отправился путешествовать, рассчитывая обрести там спасение от смертельной болезни». Испытав на себе азиатское лекарство, которое в короткий срок исцелило чахотку, он решил сделать его достоянием сначала русских людей, а потом и всего человечества. Но прежде хотел «получить свое», почему и не желал открывать своей тайны прежде времени, ибо «рецепт состава «Виталина» так прост, что вы все ахнете, когда придет время и я его опубликую».
Репортеры следили за каждым шагом «изобретателя» и вскоре узнали адрес, по которому он вел прием тех, кого привлекли к нему публикации профессора Вагнера. Хотя разрешения на лечение у господина Гачковского не было, он пользовал страждущих и брал с них большие деньги: от 25 рублей за прием до 100–150 рублей за курс лечения. Автор «Виталина» не особенно и скрывал, что лечит, и даже бравируя, заявлял газетчикам: «Среди моих пациентов много представителей высшего света Петербурга».
Самое любопытное, что тут-то он не лгал – китайская и индийская «горная экзотика» в конце XIX в. были популярны не меньше, чем сто лет спустя. Как нынче, так и тогда от всех «спустившихся с Тибета» непременно ждали чудес и исцелений. «Посвященные в тайное знание» не заставляли себя долго упрашивать, и по получении денег немедленно приступали к лечению самыми таинственными средствами.
Вот и лечение «Виталином» требовало соблюдения тайны, что придавало ему дополнительный шарм секретности, вызывало у пациентов Гачковского ощущение причастности к великой тибетской тайне. Иных причин таиться изобретателю «Виталина» не было, в Петербурге никто бы не посмел его тронуть, поскольку он взялся лечить самого господина градоначальника – П.Л. Грессера. «Консервативные» доктора настаивали на ампутации ноги у генерала, но знакомые напели больному о чудесах «Виталина», газеты подтвердили слухи, и Грессер рискнул попробовать.
Это был триумф идеи «виталинизации» России, но он же стал причиной краха «изобретения». «Виталин» Грессеру не помог, и развившаяся гангрена убила генерала. В газеты попали его слова, сказанные незадолго до кончины: «Старый я дурак! Вместо того, чтобы сразу выслать этого подлеца Гачковского административным порядком, я вздумал испытать его окаянный «Виталин» на себе и вот теперь расплачиваюсь за это».
Те же газеты, которые еще недавно взахлеб расхваливали «Виталин», теперь ринулись «опровергать и разоблачать». Репортеры живо отыскали пациентов Гачковского и попросили их описать ощущения при приеме нового целебного средства. Все опрошенные сходились только в одном: на вид «Виталин» – прозрачная жидкость. Но когда их спрашивали о вкусе, отвечали по-разному: одним показалось, что вкус напоминает миндаль, другим – вино, третьим – чай, а и иным даже... селедку.
Не удовлетворившись этими «показаниями», на прием к Гачковскому записался репортер газеты «Петербуржец» и, отведав «чудодейственного средства», вынес своей приговор: «По вкусу, цвету и воздействию на человека «Виталин» напоминает более всего «Средство барона Вревского» – обыкновенную невскую воду, которой, очевидно, и является».
Не остались в стороне научные обозреватели крупных газет, до того «казнившие невниманием» проблему «Виталина». Прежде всего, они атаковали профессора Вагнера, как наиболее активного пропагандиста «нового средства». «Мы ничуть не отрицаем опыта и авторитета профессора Вагнера, как специалиста в своей области, – он отличный популяризатор, пишущий неплохие рассказы, хоть, может, и с несколько излишним пристрастием к спиритизму, именуемому в просторечье «чертовщиной».Вероятно, и сам профессор согласится, что, взявшись судить о значении «нового средства», он вторгся в область, мало ему знакомую, так как он не специалист-врач, и компетентность его в вопросах медицины может считаться сомнительной». (Вагнер был профессором, но не медицинских наук!)
«Вагнер пишет в своих статьях, что «Виталин» оказывает влияние на размер кровяных телец: заставляет их принимать волнообразные очертания, увеличивает на одну десятую миллиметра. Ничего удивительного в этих явлениях нет – такое бывает при воздействии множества реактивов, а также при высыхании и испарении. А вот размеры увеличения кровяных шариков, указанные Вагнером, действительно поражают и заставляют помянуть ту самую чертовщину, в которой профессор такой дока: дело в том, что размеры кровяных шариков измеряются в микронах, и увеличение их на десятые доли миллиметра, означает увеличение в десятки раз, а верить этому на слово несколько затруднительно. Если же профессор имел в виду микроны, то увеличение и уменьшение шариков на одну их десятую часть – явление заурядное, происходящее само по себе, без воздействия всяких реактивов».
«В статьях Вагнера не приведено никаких доказательств того, что от чахотки Гачковский вылечился именно «Виталином». Кто докажет, что он вообще болел и фотографии сделаны именно с него? Свидетельство французского военного агента Мулэна, выданное Гачковскому, стоит мало – Мулэн офицер, а не медик, и не может компетентно судить в таких вопросах. Наконец, главный вопрос: кто таков этот самый господин Гачковский, что за секреты ему открылись в китайских горах, почему он развел такую таинственность вокруг своего средства?»
Ответы на эти вопросы отыскались удивительно быстро. Как только мрак «тайны и всесилия» развеялся, стали известны подлинные факты, а они были таковы, что многим, очень многим горячим сторонникам средства Гачковского сделалось невыносимо стыдно, и они, наверное, спрашивали себя, подобно покойному Грессеру: «И как же это я, взрослый человек, попался на эту удочку?»
«Кто таков этот Гачковский – сорокалетний мужчина, бритый, с подстриженными усиками, гладко стриженой головой, немного прихрамывающий при ходьбе?» – вопрошали журналисты. И тут же отвечали: «Сначала господин Гачковский был гораздо более скромен в своих устремлениях. Первым его изобретением стала сапожная вакса, которая, несмотря на свои превосходные свойства, никого особенно не удивила.
Потом была удивительная смазка для машин, но попытки заработать на ней также потерпели неудачу. Изобретателю тогда приходилось довольно туго: средства, вложенные в создание ваксы и мази, не вернулись, а потому срочно пришлось искать место. Наконец ему повезло, и он устроился на должность десятника одной из провинциальных железных дорог. Амбиции требовали от него действий, и он, сменив службу на нескольких железных дорогах, оказался в Петербурге.
Здесь ему пришлось снова хлебнуть лиха, и он в прямом случае бедствовал, но своих происков не оставлял. Как говорится «голь на выдумку хитра», и господин отставной железнодорожный десятник неустанно бегал по домам петербургских капиталистов и промышленников, предлагая им свои ваксу и мазь, а также новый сплав мельхиора с бронзой.
Судя по этому набору, он обожал все понемногу смешивать, будь то мази или металлы! Но заинтересовать этими «заманчивыми товарами» из тех, кто мог бы вложить в их производство деньги, он так никого и не сумел. Тогда, порывшись в своих вывезенных из провинции запасах, он отыскал там ни больше ни меньше, как «философский камень», при помощи которого можно было получать золото.
К философскому камню прилагался «специальный порошок» того же назначения. Но господину Гачковскому не везло – даже осуществившаяся мечта средневековых алхимиков, сам философский камень, не поколебал твердынь отравленных скептицизмом и цинизмом душ столичных денежных мешков».
Скорее всего, эти неудачи последовали оттого, что он искал своих покупателей вовсе не в той среде, где они водились, – это Гачковский понял после провала нескольких своих научно-технических афер. Он убрал обратно в сундучок ваксу, мази, сплавы и «философский камень» с прилагавшимся к нему порошком и попробовал давать модные тогда сеансы гипноза. И снова его ожидала неудача!
Этот род шарлатанства – дело тонкое, требующее определенных навыков, а ими Гачковский не обладал. Возможно, у публики вызывали недоверие цвет его шевелюры и глаз – Гачковский был рыжим и сероглазым, а по тогдашним убеждениям, гипнотическими способностями обладали лишь жгучие брюнеты с пронзительными темно-карими, почти черными глазами, дающими эффект «демонического, бездонного взгляда».
Этот провал, однако, помог ему нащупать подлинную золотую жилу – повращавшись в специфическом мире спиритов, гипноманов и поклонников восточных религий и практик, он обнаружил, что в Петербурге ощущался большой спрос на знахарей разного рода. Причем чем темнее были его объяснения, тем охотнее ему верили! Следствием этого открытия и стало изобретение «Виталина».
Вернее, как утверждал Гачковский, сам он ничего не изобретал – тайну спасшего его от чахотки средства открыл ему бродячий факир, которого он повстречал на берегу одного из горных озер в китайском Тибете. Оно и понятно: изобрести настоящее чудо-средство обычному человеку не под силу, а вот приобщиться к многовековому древнему знанию, может и посчастливиться.
Далее все развивалось по классической схеме: Гачковский довольно скоро сумел заинтересовать своими рассказами нескольких экзальтированных поклонников таинственного, среди которых были профессор Вагнер и его друзья, которые начали, как сказали бы сейчас, «раскручивать» «Виталин», распуская волнующие слухи в салонах и публикуя свои статьи в газетах.
Слухи ширились, а газетные скандалы лишь подогревали интерес к теме. Пациенты, готовые платить любые деньги, повалили валом. Но, как мы уже знаем, дело зашло слишком далеко: когда к Гачковскому обратился сам градоначальник, отказать ему в лечении шарлатан не посмел, а вылечить не смог...
Однако и сдаваться так просто он не собирался и в ответ на обвинения опубликовал-таки рецепт «Виталина». Ну не сам рецепт, а так, общее описание состава, основой которого была так называемая «бура» – горная порода, добываемая якобы только в Тибете, со дна и на берегах горных озер. Эту буру он смешивал в пропорции 4 к 5 с глицерином, добавлял тертый рог какого-то горного барана, и «по науке» назвал эту смесь «буроглицерин».
Тут же снова возник со своими комментариями профессор Вагнер, немало задетый за живое тем, что его основательно «отщелкали» в солидных газетах: «Ни одно другое медицинское средство не обладает такими консервирующими способностями как бура, – писал он, – ни одно не противодействует так, как бура, разложению тканей и крови.
Бура способна воздействовать на стенки сосудов и сокращать их, обладает драгоценным свойством – уничтожать боли и притом весьма быстро. Употребление «Виталина» в качестве болеутоляющего вполне рационально, так как уничтожает гипермию, причину болей». Смерть Грессера Вагнер называл «несчастным случаем, следствием применения «Виталина» неумелыми руками».
Прежде всего эксперты опровергли утверждение о том, что источником буры являются тибетские и индийские озера: «Это верно лишь отчасти, месторождения этой руды встречаются и в иных местах. А главное, буру можно производить и на химических заводах». (Бура – тетраборат натрия, в природе встречается как осадок в некоторых соляных озерах, обладает антисептическим действием и используется в медицине. – Прим. ред.)
Оказалось, что рецепт буроглицерина не нужно было выспрашивать у тибетских мудрецов, его еще в 1882 г. изготовил француз Ле-Бон, смешавший 100 частей буры со 150 частями глицерина. Разница всего лишь в том, что у Гачковского в «Виталине» выходило 120 частей буры на 150 глицерина, да еще тертый рог. Рассуждения профессора о гипермии, как о единственной причине боли, вызвали насмешки, а все остальные доводы были названы «звучащими по меньшей мере странно из уст человека с университетским образованием».
Последней ставкой «целителя-изобретателя» было заявление, что секрет факира был не в составе мази, а в некоем мистическом обрядовом «заряжании средства целебной энергетикой». Но тут уж он зашел так далеко, что от него отшатнулись и самые горячие его поклонники из числа людей образованных, а им самим стала активно интересоваться столичная полиция.
К лету все разговоры о «Виталине» и Гачковском разом исчезли со страниц газет, и что случилось в дальнейшем с этим человеком и его «эликсиром от всех болезней» по сию пору остается неизвестным.
=0=0=

ВНЕЗЕМНЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ: рассказы пророчицы Ванги

ВНЕЗЕМНЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ: рассказы пророчицы Ванги

Феноменальная болгарская пророчица Ванга много раз за свою жизнь говорила о внеземных цивилизациях и месте нашей планеты в иерархии пространства.

ВНЕЗЕМНЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ: рассказы пророчицы Ванги

Некоторые из ее рассуждений интересны, хотя и звучат абсурдно. Что именно имела в виду Ванга и была ли она на самом деле в контакте с представителями внеземных цивилизаций — мы можем только догадываться.

 

Пророчица неоднократно говорила о странствующей планете, которая, однако, не связана с глобальными катастрофами, угрожающими Земле.

Вот что Ванга говорит об этой планете и её обитателях: «Они говорят, что приходят с планеты ВАМТИМ, третьей с Земли, по крайней мере, так это слышу. С какой целью они приходят — не знаю. Иногда один из них берёт меня за руку и уносит на свою планету. Я следую за ним. Хожу по Земле, но на самом деле это не Земля, она усеяна звездами.
Те, кто ведёт меня, двигаются очень быстро, прыжками. Все на их планете очень красиво, я просто не могу это описать. Но я нигде не вижу жилья. Эти существа очень строги. Когда они говорят, их голоса звучат как эхо.

Согласно записи, сделанной в мае 1979 года, ясновидящая утверждает, что через 200 лет человек установит контакт со своими братьями из других миров.

И вот что Ванга сказала в 1988 году: «Я видела их годами. Они прозрачны и выглядят как отражение человека в воде. Много работают, аккуратно и организованно. «На всех планетах нашей вселенной существует разумная жизнь, но мы дезинформированы, потому что находимся на одном из самых низких уровней развития», — сказала пророчица.

ВНЕЗЕМНЫЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ: рассказы пророчицы Ванги

Ванга также наблюдала, как мужчина ступил на луну. Но она говорит, что космонавты рассказали не все, что видели там.
Она также делится тем, что неоднократно говорила с существами из других миров, но человечеству еще не пришло время узнавать о них.
Инопланетяне сказали ей следующее: «Мир сильно изменится, он будет расти и падать, но равновесие придет, когда мы начнем разговаривать с людьми».
Это все правда? Поймём ли мы, если не мы, то хотя бы наши поколения. По словам Ванги, самое раннее через 200 лет.
=0=0=

«Перед нами встали казаки. Это черти, а не солдаты»: рукопашная кубанских казаков с немецкими танками

История Виталина - лекарства от всех болезней

«Когда кавалеристы пошли лавиной — черкески развеваются, сабли вынуты, кони храпят — а конь, когда летит, он такую силу имеет! — и вся вот эта лавина пошла на танки, на артиллерию, на фашистов — это было как в страшном сне. А фашистов было много, их было больше, они шли с автоматами наперевес, рядом с танками шли — и они не выдержали, понимаете, они не выдержали этой лавины. Они бросали пушки и бежали…», — вспоминает свидетель атаки санинструктор Зинаида Корж.

2 августа 1942 года возле станицы Кущевской казаки 13-й Кубанской дивизии атаковали вражеские позиции, на которых имелась артиллерия, танки и минометы. Конная лава шла шириной от полутора до двух километров. При этом немцы слишком поздно открыли огонь и не смогли остановить всадников. Противнику не помогла даже авиация. К тому времени, как она появилась, казаки уже вступили в ближний бой и смешались с немцами. Летчики пытались напугать казачьих лошадей, летая над землей, но не добились успеха.

Кавалеристы смогли не только прорвать немецкую оборону, но и уничтожили гранатами и бутылками с зажигательной смесью несколько танков.

Один из участников атаки Ефим Мостовой впоследствии рассказывал, что вид атакующей конной лавы на время парализовал гитлеровцев, и это позволило сократить расстояние. Он вспоминал «лучшего рубаку» Соколова, который «винтом вворачивался в гущу гитлеровцев». Соколов, по рассказам сослуживцев, тогда срубил два десятка врагов, но сам попал под немецкую пулю. Еще Ефиму Мостовому запомнилась 17-летняя казачка Ксения Кулибаба, которая тоже участвовала в бою и, отпустив поводья, на скаку стреляла из ППШ.

«А потом я увидел своего фашиста. Они же даже не окапывались, так, залегли в бурьяне. Мой заслонил для меня все, я отчетливо увидел его каску, серые глаза, он щурился, наверное, солнце мешало, мы же неслись со стороны солнца. И без звука забился в его руках, как в падучей, автомат. И он не попал. И тут я достал его, как раз под каску, как учили... А потом уже работали инстинкты. Мир то включался, то выключался… Крови на нас было много. И на лошадях наших. Долго мылись», — вспоминал казак.

По рассказу некоторых очевидцев, неожиданному нападению способствовал удачный рельеф местности и густая растительность, которые скрыли подготовку к атаке. А попытке немцев контратаковать с помощью танков помешали пушки противотанкового истребительного дивизиона. Также есть свидетельства того, что атаку казаков тоже поддерживали танки.

Точных данным о потерях сторон нет. Так, например, потери немцев в разных источниках оцениваются в слишком большом диапазоне — от 400 до 5000 человек. Также упоминаются потерянные противником минометы и орудия и до трех сотен пленных.

Как бы то ни было, конная казачья лава произвела на немцев неизгладимое впечатление. Об этом, в частности, свидетельствует дневник, найденный у одного из убитых гитлеровцев. «Перед нами встали какие-то казаки. Это черти, а не солдаты. И кони у них стальные. Живым отсюда не выбраться…», — написал он пророческие слова.

=0=0=

Демократия в историческом контексте

 

На передачах у Соловьёва несколько раз обсуждали Демократию по разным поводам и с разных сторон...

Полагаю полезно посмотреть конкретный исторический контекст демократии классической в Элладе для понимания её сущности и значения...

Итак, классическая демократия в эллинских полисах была описана Аристотелем, Платоном и существовала в эпоху рабовладения.

Именно рабовладение было той базой, на которой строилась демократия! И именно рабы обеспечивали условия существования народа и полиса, которые позволяли всем мужчинам заниматься управлением и решением всех вопросов общественной жизни народа полиса и тратить на это всё своё время.

То есть всегда для существования демократии нужны люди, которые должны работать, пока остальные ими и собой управляют.

При классической демократии были нужны рабы, позже на их место встали зависимые крестьяне, потом независимые юридически работники...

Таким образом следует сделать главный и основной вывод о классической демократии:

для демократии всегда нужны рабы!

а для представительской демократии нужны свободные работники, которые должны работать, а не управлять государством!

 

Второй пост про Демократию в историческом контексте:

В течение многих веков труды Платона и Аристотеля о дИмократии (др.-греч. δημοκρατία), государстве и законах особенно никого из монархов и аристократии в Западной Европе не интересовали, кроме некоторых историков и писателей, которые сделали несколько переводов в основном на латынь и изданий на греческом, пожалуй можно вспомнить ещё Плэтона (15-16 век) и его трактат о Законах...

но в 16-17 веках в Западной Европе шли непрерывные войны, религиозные, с еретиками, ... с Империей Испанской-Германской - Готской за её владения ....вплоть до войны за Испанское наследство в 18 веке...

Поскольку главную роль в тех войнах против Испанской империи играла Британия и война шла за земли Империи в Европе, которые позже стали Италией, Францией, Голландией, Бельгией, то таким образом и возникла необходимость идеологического обоснования войны против Испанской империи! Вот тогда и вспомнили на островах про демократию, свободу, независимость... и прочую ветхую чепуху, которую, якобы, придумали древние греки Сократ, Платон, Аристотель!

При чём, эти идеи, политика и пропаганда были, как обычно направлены во вне, против врага, а отнюдь не для внутреннего британского потребления!

Среди главных голландских и английских пропагандистов следует назвать:

Г. Гроция, Т. Гоббса, Дж. Локка

и черпали они свои идеи из нового издания Аристотеля, пересмотренного Эразмом Роттердамским (Базель, 1531).

Любая историческая и философская идея, концепция побеждает в стране только тогда, когда она соответствует интересам и целям правительства, правящей элиты.

Пока идёт война, то можно требовать свержения Императора, монарха вражеского государства, требовать свобод и прав для народа, независимости, всяких генеральных штатов, парламента, власти - народу, то есть демократии, а после победы над врагом, после свержения власти ненавистного Императора, можно снова восстановить монархию, поставить нового (своего) короля и забыть о демократии и республике!!!

Удобная всё-таки эта штука демократия: она может быть в Империи и в королевстве, и её может не быть в Республике!?

 

И третий пост про

Демокра́тию др.-греч. δημοκρατία

про обман и фальсификацию этого слова и понятия в историческом контексте, которые были произведены скорее всего сознательно, а не по ошибке европейскими (не-)учеными пропагандистами британскими и голландскими ради своих национальных политических целей в 16-18 веке.

Итак, по-гречески написано дИмократия от слова дим, а не демос - народ!

δῆμος

где вторая буква - И

η ἦτα ήτα ита [i]

а не Е

Ε ε ϵ εἶ ἒ ψιλόν έψιλον эпсилон [e]

Дим - истор. территориальный округ в древней Аттике (и некоторых других древнегреческих государствах)

Этимология

Происходит от др.-греч. δῆμος «земля, страна, край, область, район»,

В Царь-граде димы - с 5 века и до самого падения...

И нынче в Греции это - димы Греции (общины или муниципалитеты; греч. δήμος [ди́мос])

которые имеют свои органы местного самоуправления - и образуют как раз димократию - местную власть!

Тот же самый Аристотель, когда он писал о монархии, аристократии и димократии, а именно так дИмократия и писалось в его трудах на русском языке ещё в 19 веке, то он писал не о формах или видах государств, которых не было в его время, но о трех ветвях власти или, если угодно о вертикальном разделении властей в любом государстве - полисе:

Монарх - монархия

Аристократия - знать

Димократия - община.

Ни одному мудрецу древности не могли прийти в голову мысль или фантазия, что народ в государстве может сам и весь целиком править, управлять и решать сам все дела государственного управления! Это же полный абсурд, нонсенс!

А вот представительство разных сословий во власти для уравновешивания общества - это идея вполне разумная! И посему народ всегда ищет себе защитника и благодетеля в царе против аристократии! И мечтает о народном царе-батюшке - защитнике и благодетеле!

Вот примерно так и появилось в Западной Европе новое пропагандистское учение о чудесной демократии, которую нужно обязательно навязать своим врагам и именно для борьбы с вражескими государствами.

И та же Британия сохраняет и до ныне такое же традиционное вертикальное устройство власти:

Король\королева - монарх

Аристократия - Палата Лордов

Димократия - палата общин то есть димов.

но у своих врагов она обязательно требует свергнуть власть монарха и аристократии, чтобы передать всю власть бедному народу!!!

сократ, орбита земли

Откуда древнегреческий философ Сократ знал как выглядит Земля из космоса?

 

Считается, что древние греки в свое время достигли многого в науке и математике, их достижения оказали серьезное влияние на более поздние западные цивилизации. Аристарх Самосский предложил по существу гелиоцентрическую космологию за тысячелетия до Коперника, а Архиту приписывают изобретение парового летательного аппарата задолго до того, как братья Райт подняли в воздух свой первый самолет в 1903 году. Древние греки и другие столь же развитые цивилизации, такие как древний Китай и Индия, возможно, были даже более развитыми, чем считается в настоящее время, а особенно отчаянные верят, что древние могли летать в космос.

Случай древнего космического полета?

Цитата Сократа (470–399 до н.э.), записанная Платоном в своей книге “Федон”, явилась одним из источников таких предположений. Перевод текста следующий:

“А все оттого, что, по слабости своей и медлительности, мы не можем достигнуть крайнего рубежа воздуха. Но если бы кто-нибудь все-таки добрался до края или же сделался крылатым и взлетел ввысь, то, словно рыбы здесь, у нас, которые высовывают головы из моря и видят этот наш мир, так же и он, поднявши голову, увидел бы тамошний мир. И если бы по природе своей он был способен вынести это зрелище, он узнал бы, что впервые видит истинное небо, истинный свет и истинную Землю. А наша Земля, и ее камни, и все наши местности размыты и изъедены, точно морские утесы, разъеденные солью. Ничто достойное внимания в море не родится, ничто, можно сказать, не достигает совершенства, а где и есть земля – там лишь растрескавшиеся скалы, песок, нескончаемый ил и грязь – одним словом, там нет решительно ничего, что можно было бы сравнить с красотами наших мест. И еще куда больше отличается, видимо, тот мир от нашего! Если только уместно сейчас пересказывать миф, стоило бы послушать, Симмий, каково то, что находится на Земле, под самыми небесами.

– Ну, конечно, Сократ, – отвечал Симмий, – мы были бы рады услышать этот миф.

– Итак, друг, рассказывают прежде всего, что та Земля, если взглянуть на нее сверху, похожа на мяч, сшитый из двенадцати кусков кожи и пестро расписанный разными цветами. Краски, которыми пользуются наши живописцы, могут служить образчиками этих цветов, что там вся Земля играет такими красками, и даже куда более яркими и чистыми. В одном месте она пурпурная и дивно прекрасная, в другом золотистая, в третьем белая – белее снега и алебастра; и остальные цвета, из которых она складывается, такие же, только там их больше числом и они прекраснее всего, что мы видим здесь. И даже самые ее впадины, хоть и наполненные водою и воздухом, окрашены по-своему и ярко блещут пестротою красок, так что лик ее представляется единым, целостным и вместе нескончаемо разнообразным. Вот какова она, и, подобные ей самой, вырастают на ней деревья и цветы, созревают плоды, и горы сложены по ее подобию, и камни – они гладкие, прозрачные и красивого цвета. Их обломки – это те самые камешки, которые так ценим мы здесь: наши сердолики, и яшмы, и смарагды, и все прочие подобного рода.”

сократ, орбита землиБюст Сократа. Мрамор, римская копия с греческого оригинала IV века до нашей эры. От виллы Quintili на Виа Аппиа

Описание Сократом Земли, выглядящей сверху как разноцветный шар, очень похоже, если смотреть на нашу планету с ее орбиты. Этот отрывок популярен среди энтузиастов авиации и освоения космоса, так как очень достоверно описывает то, что находится над поверхностью.

Другие же считают, что есть еще одна сторона этого описания. Некоторые видят в этом свидетельство того, что Сократ действительно наблюдал поверхность Земли с орбиты. Или же, как еще один вариант – у него был доступ к архивным записям какой-то более древней цивилизации, имевшей технологические возможности совершать космические (или хотя бы орбитальные) полеты. И в сохранившихся записях которой философ смог вычитать точное описание внешнего вида Земли из космоса.

Возможно ли, что древние греки имели доступ к более совершенным технологиям, чем принято считать в настоящее время археологами и историками? Другими словами, содержит ли эта цитата более сложную информацию, чем можно было бы ожидать, исходя из современного понимания того, что древние греки знали о науке?

сократ, орбита земли

Научные знания древних греков

Хотя наука началась не с греков, основные методы современной науки уходят корнями именно в древнегреческую мысль. Более ранние цивилизации, известные древним грекам, также занимались наукой. Например, древние египтяне и месопотамцы известны своей относительно продвинутой астрономией и инженерией.

Основное отличие состоит в том, что для более ранних древних цивилизаций Ближнего Востока и Средиземноморья наука была средством достижения цели. Древние египетские и месопотамские жрецы интересовались астрономией постольку, поскольку она помогала им создавать свои календари и определять волю богов с помощью астромантии. Точно так же врачи интересовались анатомией и физиологией только постольку, поскольку они помогали им в исцелении.

сократ, орбита землиX век нашей эры. Греческая копия расчетов Аристарха Самосского во II веке до нашей эры относительных размеров Солнца, Луны и Земли. 

Еще одно различие между тем, как эти древние цивилизации занимались наукой, заключается в том, что для объяснения природных явлений обычно призывали на помощь богов. Вероятно, из этого правила были исключения, но по большей части эти цивилизации использовали науку только для практических целей, а не для понимания Вселенной. Понимание внутренней работы космоса было оставлено в сфере мифологии. Это относилось и к древнейшим греческим мыслителям тоже.

Начиная с Фалеса (624-546 до н.э.), досократические греческие философы начали заниматься наукой по разным причинам. Их научное исследование было направлено не только на практические цели, такие как создание календарей, но и для лучшего понимания космоса и окружающего мира. И вместо того, чтобы сваливать всё на богов в попытках понять природу молний, ​​землетрясений и других явлений, эти ранние философы начали искали материалистические объяснения, основанные на их опыте и знания окружающего мира. Например, Фалес объяснял землетрясения тем, что диск Земли раскачивался волнами океана, по которому плавает Земля. Не весть что, но уже что-то.

сократ, орбита землиФилософ и математик Фалес. Изображение: Sailko, Museo dei Marmi, palazzo Medici-Riccardi, Firenze

Большинство конкретных идей и объяснений философов-досократов совершенно неверны с точки зрения современной науки, но они были важны в том смысле, что были одними из самых ранних попыток найти природные причины, а не сверхъестественные для понимания физического мира.

Этот подход позже привел к некоторым плодотворным разработкам в естественных науках и инженерии. Со временем, греческие и эллинистические ученые использовали этот способ мышления о мире природы, чтобы изобрести механизмы на паровой тяге, аналоговых роботов, утверждая, что разум находится в голове, а не в сердце, как считали многие древние цивилизации. И, конечно же, показали, что Земля сферическая, а не плоская, как утверждали большинство древних космологов и некоторые досократические философы, такие как Фалес и Анаксагор.

Древнегреческая наука и теория сферической Земли

Одним из первых греческих философов, выступавших в пользу сферической Земли, был Парменид ( V век до нашей эры). Пифагорейская школа философии, основанная Пифагором (570–490 до н.э.), тоже говорила о сферической Земле. Одним из самых известных пифагорейцев, которые, вероятно, все верили в сферическую Землю, был Филолай (470–385 до н.э.). Помимо того, что он был вероятным сторонником идеи сферической Земли, он также утверждал, что Земля движется и что она не является центром Вселенной.

сократ, орбита землиПифагор и Филолай экспериментируют с музыкальными трубами. Из Theorica musicae Франкино Гафурио, 1492 г.

Филолай был современником Сократа, поэтому вполне возможно, что Сократ был знаком с его идеями. Описание Сократом Земли как разноцветного шара также напоминает вероятное представление Филолая о том, что Земля представляет собой движущуюся сферу. Более того, Платон, наиболее известный ученик Сократа, также верил в сферическую Землю и, возможно, даже был сторонником космологических идей Филолая.

Сам Сократ мало думал о космологии и, вероятно, не особо заботился бы, если бы Платон не согласился с ним по этому вопросу. Но это доказывает, что идеи о сферической Земле были распространены еще до Сократа.

сократ, орбита землиПлатон (слева) и Аристотель (справа), деталь Афинской школы, фреска Рафаэля

Сферическая Земля и Сократ

Ко времени Сократа идея сферической Земли уже была принята многими, если не всеми, наиболее образованными греками, занимающимися философией. Это означает, что он не говорит в отрывке ничего неожиданного, передового или аномального. Получается, греки не понаслышке знали, как выглядит Земля с орбиты? Кроме того, самая главная проблема с утверждением, что древние могли видеть нашу планету с орбиты заключается в полном отсутствии каких-либо убедительных доказательств, что какая-либо цивилизация до середины 20-го века нашей эры была способна к космическим полетам.

сократ, орбита землиКолорадо – гора Эванс: вид с вершины. 

Кроме того, внимательному наблюдателю легко догадаться, что Земля не плоская. Для этого просто надо посмотреть на горизонт с какой-нибудь высокой горы. 

Поэтому, можно сделать три вывода: или древние греки были очень наблюдательными, или у них был доступ к архивам древней высокоразвитой цивилизации, ну, или же они сами летали на орбиту. Что вряд ли.

Картина дня

наверх